«22 ИЮНЯ –
СКОРБЬ - ПАМЯТЬ -
ИСТОРИЯ»

Суббота, 21.10.2017, 20:48
Приветствую Вас ГостьГлавная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Материалы из СМИ [377]
Стихи [10]
Статьи [452]
Книги [2]
Поиск
Главная » Статьи » "Страницы нашей истории" » Статьи

ПРОТОКОЛЫ ДОПРОСОВ БЫВШИХ ВОЕННОПЛЕННЫХ РККА.

САЙТ: http://www.pmem.ru/index.php?id=57

 

 

№ 188

Из протокола допроса И.П. Оплетина,

сержанта 131?й бригады, в особом отделе НКВД Подольского спецлагеря № 174

 

15 января 1943 г.

г. Подольск

Московской области

 

[…][496] Об ответственности за дачу ложных показаний предупрежден по ст. 95 УК РСФСР.

Оплетин

Вопрос: При каких обстоятельствах Вы попали в окружение и в плен противника?

Ответ: В начале июля 1942 г. наш полк держал оборону в р-не г. Белый близ дер. Веревкино. В ночь с 29 на 30 июля 1942 г. мы бригадой пошли в контрнаступление. Я был 3м номером (подносчиком мин) минометного расчета. Я подносил мины с боесклада к миномету. И в момент очередного возвращения с минами к миномету место расположения миномета не нашел. По-видимому, переменил наш взвод позицию, а здесь стояли немцы, которыми я сразу же был схвачен и пленен.

Вопрос: При пленении Вас немцы подвергали обыску?

Ответ: В момент пленения немцы меня не обыскивали, а отвели от места пленения в сторону в лес км 2, где произвели обыск. При обыске у меня была изъята винтовка трехлинейная, к ней патронов 30 шт., противогаз и лоток с минами.

Вопрос: Куда Вас направили после обыска?

Ответ: Обыскав меня, немцы оставили с одним попавшим тоже в плен бойцом под охраной до утра, после чего мы были этапированы в село Егорьево (р-н г. Белый), где поместили в сарай, где находилось 300 чел. военнопленных.

Вопрос: Опишите расположение лагеря военнопленных в с. Егорьево.

Ответ: Военнопленные размещались в одном колхозном сарае, находившемся на западной окраине села. Территория этого лагеря была огорожена в один кол колючей проволокой, высотой примерно в 60-70 см. Охрана была слабая. На посту стоял один часовой, который ходил вокруг сарая, а большее время находился у ворот. Находившиеся в лагере военнопленные занимались ремонтом большака и других дорог.

Вопрос: Сколько времени Вы находились в лагере с. Егорьево и чем занимались?

Ответ: В лагере военнопленных в с. Егорьево я находился 10 дней и занимался в этот период времени так же, как и все военнопленные: работой по ремонту большака.

Вопрос: Какие мероприятия немцы проводили в этом лагере?

Ответ: Немцы в лагере с. Егорьево никаких мероприятий не проводили.

Вопрос: Вы подвергались допросу немцами?

Ответ: За все время пребывания в немецком плену я немцами ни разу не допрашивался.

Вопрос: При каких обстоятельствах Вы освободились из лагеря военнопленных [в] с. Егорьево?

Ответ: Пробыв 10 дней в лагере с. Егорьево, я в ночь с 11 на 12 августа 1942 г. отодвинул из-под ворот доску, подлез под ворота сарая и воспользовался темной ночью, таким образом бежал из немецкого плена.

Вопрос: Где Вы находились после побега из немецкого плена?

Ответ: После побега из плена я вместе с товарищем по имени Макар, фамилии не помню (также бежавший со мной из плена, где находится – не знаю), пришел в лес в р-н д.д. Подберезье и Марфино, где и проживал до перехода линии фронта, т.е. до 15 октября 1942 г.

Вопрос: Сколько человек Вас жило в лесу и [в] каком помещении?

Ответ: В лесу нас жило четыре человека. Где находятся остальные – мне не известно, т.к. когда мы 10 октября 1942 г. пошли переходить линию фронта, то, переходя реку под с. Егорьево, мы были обнаружены немцами и обстреляны. В результате которого все разбежались по лесу в разных направлениях, и с тех пор я никого из них не встречал. Жили в лесу на открытом месте.

Вопрос: Чем Вы занимались, проживая в лесу?

Ответ: Проживая в лесу, мы ничем не занимались.

Вопрос: Где Вы доставали для себя продукты питания и каким образом?

Ответ: Проживая в лесу, мы иногда выходили в деревни, где просили хлеба. Большее время питались ягодами, грибами и мясом (кониной). Коня увели у немцев ночью из дер. Похомено.

Вопрос: Вас немцы задерживали?

Ответ: Немцы меня ни разу не задерживали.

Вопрос: Старосты близлежащих к лесу деревень, где Вы жили, знали о том, что Вы проживаете в лесу? 

Ответ: О том, что мы проживаем в лесу, никто не знал.

Вопрос: При каких обстоятельствах Вы перешли линию фронта на сторону советских войск?

Ответ: После того, как мы 11 октября 1942 г. были рассеяны по лесу немцами, я стал продолжать движение к линии фронта один. У нас всех были винтовки с патронами, которые мы нашли, проживая в лесу. Двигался все время лесом и ночью. 14 октября 1942 г. я подошел к немецкой линии обороны. Просидел в болоте день и ночью стал переходить линию фронта. Ориентир держал на впереди лежащий лес, где, по-видимому, проходили части Красной Армии, т.к. немцы в том направлении вели огонь. Пользуясь осветительными ракетами, которые пускали немцы, и огнем трассирующих пуль, я ползком стал передвигаться. Прошел благополучно мимо блиндажей и дотов немцев, не встретив ни траншеи, ни проволочного заграждения. Через некоторое время прошел в лес, продвинулся км 3 по лесу. Уже было светло. Вскоре по тропинке показались идущие саперы Красной Армии, которые меня доставили до командного пункта. Затем в особый отдел одной из частей. Линию фронта я перешел в ночь на 15 октября 1942 г. в районе близ дер. Ивановка. Из особого отдела меня направили в г. Торопец, потом в Галтеново, и 2 декабря [я] прибыл в Подольский спецлагерь. С моих слов записано правильно и мною прочитано. 

Оплетин[497]

Допросил: Ст. следователь ОО НКВД спецлагеря № 174

мл. лейтенант госбезопасности Бритцов

Д.566. Л.5-6. Подлинник. Рукопись

 

 

№ 159

Протокол допроса Н.Ф. Паршакова,

лейтенанта медицинской службы 1?го гвардейского кавалерийского полка 7?й гвардейской кавалерийской дивизии, в отделе контрразведки «Смерш» спецлагеря № 240

 

16 мая 1945 г.

г. Калининск

Горловского района

Сталинской области

УССР

 

Я, ст. оперуполномоченный ОКР «Смерш» спецлагеря № 240 ст. лейтенант Мальцев, допросил б/военнослужащего Паршакова Николая Филипповича, 1918 года [рождения].

Об ответственности за дачу ложных показаний предупрежден по ст. 89 УК УССР.

Паршаков

Вопрос: Расскажите о своей службе в Красной Армии?

Ответ: В Красную Армию я пошел добровольно в октябре 1936 года через Пермский ГВК. Был зачислен в Харьковское военно-медицинское училище, дислоцировавшееся в городе Харькове, которое окончил 1 мая 1939 года с присвоением военного звания – военфельдшер. И направлен в город Бердичев, где был зачислен в танковый резервный корпус главного командования Красной Армии в должности старшего военфельдшера батальона. В июле 1939 года в составе части выехал в МНР, район Халхин-Гол. По специальности участвовал в боях против японцев на Халхин-Голе[452]. В октябре 1939 года после боев переведен в 191-й мотострелковый батальон 7-й мотострелковой бригады. 27 мая 1941 года после расформирования бригады я был зачислен во 2-й танковый полк 57-й танковой бригады. 2 июня в составе бригады из города Баин-Тумен Монгольской Народной Республики (МНР) [мы] выехали в город Проскуров, куда прибыли 23 июня 1941 года. 26 июня 1941 года в составе бригады выехал в Западную Украину, г. Острог для борьбы с десантами противника. Куда прибыли 29-30 июня и с хода вступили в бой. 9 июля 1941 года отходил в составе части в направлении города Ново-Мирополя через Шепетовку, где вышли из боя и отходили [на] Бердичев – Житомир – Цветашино. Из Цветашино в составе части выехал на формировку в город Вязьму, где находился весь месяц – август 1941 года. В начале сентября 1941 года я в составе части выехал в район гор. Дорогобуж, деревень Быково-Пески, где наша бригада была переименована в 128-ю танковую бригаду, в составе которой выехал в Сафоновский район, деревни Гридино – Демьяново – Зуевка. 2 октября 1941 года выехали в р-н военных действий Холм-Жирковского р-на, где я участвовал по специальности в боях, где попали в окружение. С 7 октября 1941 года я в составе части [начал] выходить из окружения в направлении Гжатска. С 9 октября 1941 года получилась дезорганизация и отходили-выходили из окружения, кто как мог. Я 9 октября 1941 года в составе 17 человек ушел и в 17 километрах за Гжатском вышел из окружения. Откуда был направлен в район Москвы на одну из станций на СПП. Откуда в первых числах ноября 1941 года направлен в город Горький, где был зачислен в 1-й гвардейский кав. корпус, а из Брянско-Вяземского окружения вышел примерно 21-22 октября. В декабре 1941 года выехал в составе части в район города Москвы. Участвовал в боях у станции Ахтырки. С 25 на 26 января 1942 года корпус прорвал фронт и действовал в тылу противника [на территории] Тульской и Смоленской областей. В последнее время в р-не Вязьмы (деревни Кайданово – Волоста-Пятница) провали оборону немцев на шоссе Вязьма-Гжатск, вышли на Хватов-завод – Буда-завод. Участвовал в штурме города Дорогобуж. С нами участвовали во взятии города партизаны. С 16 февраля 1942 года держали оборону в районе за Дорогобужем. 2 июня 1942 г. отходили в направлении Алексин – Клин – ст. Глинка – Мытищенские леса в район Кирова (под Брянском). Были уже в окружении со 2 июня 1942 года. При выходе из окружения, не доходя 6 километров до города Кирова, я был немцами пленен.

Вопрос: При каких обстоятельствах Вы оказались на стороне противника?

Ответ: 17 июня 1942 года я был ранен в правое бедро (сквозное пулевое ранение без повреждения кости). Ходить я мог, но ехал верхом на лошади. 20 июня 1942 года я был ранен осколком в правую часть грудной клетки с незначительным нарушением мышц без повреждения кости. С 21 на 22 июня 1942 года лошадь моя была убита. Идя пешком, при выходе из окружения [остался] один, так как я от эскадрона отстал. Я попал на минное поле, разрывом мины я был ранен шестью осколками в правую часть груди в область 5 и 6 ребра, [в] правую сторону височной части головы и нижней челюсти, в левое предплечье и левую стопу. Мне пришлось переночевать на минном поле, утром ушел из минного поля. Пройдя 1,5 – 2 километра, 23.6.42 г. встретил мл. л-та Дубровского из 129-й авиадесантной бригады. Он был тоже ранен. Вместе с Дубровским случайно 26 июня 1942 г. попали на немецкую заставу, но Дубровский отстреливался из автомата и убежал, а я остался на месте и скрылся в кустах. 27 июня из кустов ушел, но при выходе случайно попал на проволочное заграждение немцев. При обходе проволочного заграждения пришел непосредственно к расположению немцев, находившихся в блиндажах. Немец, видимо часовой, увидел меня и крикнул: «Хальт!» Я, услышав крик, тут же упал и застонал. Немец подошел ко мне (я был в пяти метрах от него, полз на руках и коленях), поднял меня и увел в блиндаж. А из блиндажа на рассвете 27 июня 1942 года меня отправили в сарай около деревни Кузнецы, а из Кузнецов отправили в лагерь военнопленных [в] гор. Рославль.

Вопрос: Вас обыскивали, когда взяли в плен?

Ответ: Нет. Меня не обыскивали нигде. Имевшиеся у меня документы (орден Красной Звезды, орденскую книжку и кандидатскую карточку) я закопал в кустах у сарая в деревне Кузнецы.

Вопрос: Вас допрашивали немцы, когда взяли в плен?

Ответ: Когда взяли в плен, меня допрашивали только один раз, не в блиндаже, а за деревней Кузнецы.

Вопрос: О чем Вас допрашивали?

Ответ: Меня допрашивали только по вопросам: кто я такой, военное звание мое, вооружение бойцов, дислокации части.

Вопрос: Какие Вы дали показания?

Ответ: Я назвал им правильную свою фамилию, имя, отчество, автобиографические данные, свое военное звание и специальность. О своей части сказал, что я [ничего] не знаю, так как отстал от нее давно и никаких данных о ней не имею.

Вопрос: В каких лагерях содержались и чем там занимались?

Ответ: 27 июня 1942 года я [был] пленен немцами и доставлен в город Радомышль, где был водворен в лагерь военнопленных. Нигде не работал. Находился среди раненых и больных. Во второй половине августа 1942 года с группой раненых отправлен в город Кричев, не работал. В конце октября 1942 года отправлен в город Борисов, до февраля не работал, болел тифом. С февраля 1943 года работал при лазарете военнопленных в должности фельдшера. В августе 1943 года увезен в Германию в составе группы 800 человек.

Вопрос: Как происходил набор для отправки?

Ответ: Набора не было, а просто поставили, отсчитали 800 чел. и отправили поездом в Германию в гор. Ламсдорф (Верхняя Силезия).

Вопрос: Расскажите о пребывании в Германии?

Ответ: В конце августа 1943 года я вместе с группой в 800 человек эшелоном был отправлен в Германию (Верхняя Силезия, город Ламсдорф). Куда прибыл примерно 7-9 сентября 1943 года и [был] водворен в лагерь «Блок?7», где работал чернорабочим. 22 февраля 1944 года с прибытием представителей с биржи труда [из] гор. Гинденбург отобрали группу в 47 человек, в которую вошел и я. Нас, в том числе и меня, увезли в город Гинденбург, где я работал на проволочной фабрике фирмы «Дайхсель». Первое время работал грузчиком, а через два месяца был помощником у немца по работе на виточной проволочной машине. 26 января 1945 года я на территории завода был частями Красной Армии освобожден и через Кировской СПП доставлен 21 марта 1945 года в с/л 240, где и работаю фельдшером.

Вопрос: Где [и] какое вам было оформление?

Ответ: Первое оформление было в городе Борисов, где на меня заполнена была карточка с автобиографическими данными и приметами – наружный портрет. На которой я расписался и приложил оттиск большого пальца правой руки. В Ламсдорфе не оформляли. В Гинденбурге заполнили анкету с автобиографическими данными, [с указанием] места работы. Карточка заполнялась полицией. Там же меня фотографировали. Рабочая карточка была выдана на руки, которая являлась и пропуском. Других документов не заполнялось.

Вопрос: Вас немцы арестовывали?

Ответ: Немцы меня не арестовывали. Протокол с моих слов записан правильно и мной прочитан.

Паршаков

 

Допросил: О/уп. ОКР «Смерш» с/л 240

ст. лей-т Мальцев

 

 

№ 153

Из протокола допроса С.Ф. Чечкина,

старшины дивизионного обменного пункта 46?й кавалерийской дивизии 39?й армии, в особом отделе НКВД Подольского лагеря спецназначения

 

14 января 1943 г.

г. Подольск

Московской области

 

[…][438] Вопрос: Из Ваших установочных данных опросного листа известно о том, что Вы были в немецком плену. Уточните этот вопрос. Когда и при каких обстоятельствах Вы сдались в плен к немцам?

Ответ: Да. Действительно, я находился в немецком плену. Взят был в плен при следующих обстоятельствах. [Я] находился на службе в качестве старшины дивизионного обменного пункта 46-й кав. дивизии, которая действовала в р-не под Белым. ДОП стоял в то время в дер. Белышево Холм?Жирковского р-на Смоленской области. 5го июня 1942 года по приказу командования мы были обязаны все имеющееся хозяйство ДОПа погрузить на автомашины, а затем следовать по маршруту через населенные пункты с. Ленино, деревни Ольшанка, Кароваево на дер. Егорьево, где был назначен сборный пункт. Двигались мы тогда на 5 автомашинах.

Прибыв в указанный сборный пункт на 6е июня 1942 года, где я как старшина стал ожидать дивизионного интенданта капитана т. Черных с тем, чтобы получить дальнейшие распоряжения нашего действия. Но этого мне сделать не удалось. Находясь в этом р-не (дер. Егорьево), [мне] стало известно, что пути следования дальше были заняты немцами, и на автомашинах ехать было невозможно, так как вернулось обратно много машин и пеших. В результате мы оказались в окружении вражеских войск. Тогда, оставив автомашины, я с группой красноармейцев, Шальниковым и Каланчиным Анатолием, ушли в укрытие леса, где присоединились к группе красноармейцев ком. состава, которой руководил майор (фамилии его не помню). И двигались мы левее Белого в направлении Андреаполя.

9го июня 1942 года, двигаясь лесными массивами, при выходе из последнего на опушку я получил от майора приказание разведать опушку леса с тем, чтобы дальше безопасно было двигаться по открытой местности. Выполняя это приказание, я обратно вернулся примерно минут через 30, но уже этой группы на том месте не оказалось. Принимал меры к тому, чтобы найти эту группу, [но] сделать мне этого не удалось.

Следуя дальше примерно по тому же маршруту, я вновь встретился с другой группой рядовых красноармейцев в ко[личест]ве 5 человек, присоединившись к этой группе. И находясь в лесу, к нам подошел батальонный комиссар, который поинтересовался, из какой мы части и куда идем. Здесь в этом разговоре выяснилось, что этот комиссар, фамилия его Михайловский, тоже из 46-й кав. дивизии. После чего я стал просить у него разрешения присоединиться к ихней группе. На что им было дано согласие. Пройдя с этой группой небольшое расстояние, мы попали под обстрел немецких автоматчиков, в результате которого вновь были рассеяны. После чего больше собраться в составе этой группы [нам] не удалось, а я остался с теми 5ю красноармейцами. И остались [мы] на отдых в том лесу. Один из красноармейцев пошел искать лошадь, так как продуктов питания у нас больше не было, а я в этот момент отдыхал. При возвращении того красноармейца он пришел уже не один, а с ним было 7 немецких солдат. Т.е. он был взят в плен и привел этих солдат в свою группу, где в числе этих пяти красноармейцев меня тоже взяли в плен и отправили в лагерь военнопленных красноармейцев [в] гор. Сычевка. При таких обстоятельствах я был взят в немецкий плен.

Вопрос: В момент пленения какое имели оружие и боеприпасы?

Ответ: В момент пленения имел оружие: винтовку немецкого образца и большое количество патронов, примерно около 100 штук.

Вопрос: С Вашей стороны было оказано сопротивление в момент пленения?

Ответ: Нет, с моей стороны не было оказано сопротивления при сдаче в плен.

Вопрос: Вы имели возможность оказать сопротивление в период пленения. Почему Вы этого не сделали, а добровольно сдались в немецкий плен? 

Ответ: В немецкий плен я добровольно не сдавался, а не оказал сопротивления в момент пленения потому, что заметил немецких солдат, которые были вооружены автоматами, тогда, когда они уже подошли вплотную к нам.

Вопрос: В тот момент, когда Вы были взяты в плен, Вас обыскивали тогда немецкие солдаты?

Ответ: Да. В момент пленения со стороны тех немецких солдат мы подверглись обыску.

Вопрос: Какие у Вас лично тогда были изъяты документы?

Ответ: Никаких документов во время обыска у меня не было изъято.

Вопрос: В момент пленения и производства обыска где у Вас был комсомольский билет?

Ответ: В момент пленения и производства обыска комсомольский билет у меня находился при себе и хранился в левом кармане гимнастерки. Но я этот комсомольский билет уничтожил, когда нас, группу военнопленных, привели в лагерь гор. Сычевка, где [я] вновь подвергся обыску. В этот момент мною был уничтожен комсомольский билет.

Вопрос: Сколько времени и в каких лагерях Вы содержались в немецком плену?

Ответ: В немецком плену я находился с 12 июня 1942 года по 28 сентября 1942 года. В течение этого времени мне пришлось побывать в 3х немецких лагерях, в таких как: в гор. Сычевка находился около 2х м-цев, на ж/д ст[анции] Ново-Дугино – около 20 дней и [в] селе Владимирское, где находился тоже примерно около 20 дней.

Вопрос: Что служило причиной частой переброски Вас из одного немецкого лагеря в другой?

Ответ: Не помню точно, которого это было числа, нас, группу военнопленных красноармейцев, выстроили и отсчитали 20 чел., в число которых попал я. После всю эту группу направили на работу [на] лесопильный завод, который находился в Ново-Дугино, а из Ново-Дугино в ко-ве 25 чел. перевели на восстановление лесопильного завода во Владимирское.

Вопрос: Какой номер был Вашей рабочей группы и как она именовалась?

Ответ: Номера у нашей группы никакого не было, а также не было никакого названия.

Вопрос: Кто был старшим [в] Вашей рабочей группе?

Ответ: Старшего из военнопленных у нас не было и охранялись мы полицией и немецкими солдатами.

Вопрос: Какой был распорядок Вашего рабочего дня?

Ответ: Подъем был у нас в 5 часов, до 6 часов был завтрак, а затем до 1 часу работали. С 1 часу до 2 часов был обед, после чего до 6 час. вечера опять работали, а остальное время было свободное. 

Вопрос: Какое было питание?

Ответ: Питались мы по существу один раз в день, получали 250 гр. хлеба на день и одни раз суп в обед, а утром и вечером только был один чай без хлеба и без сахара.

Вопрос: Когда и при каких обстоятельствах Вы совершили побег из немецкого плена?

Ответ: 28 сентября примерно около 6 часов утра после того, как уже был сделан подъем, я в этот момент под предлогом пошел умываться, но одновременно об этом предупредил условным знаком своего товарища лейтенанта Андреева о том, что сейчас необходимо было совершить побег. Охрана в это время была только около здания, которая состояла из русских полицейских. И когда тот полицейский, который стоял на посту, зашел в наше помещение объявлять, чтобы шли получать чай, я в этот момент вышел из помещения. Вначале дошел [до места], где умывались, а затем пошел до уборной, а от уборной в 50-60 метрах находился лес, что давало возможность быстро скрыться, наблюдая одновременно за тем, что мы со стороны полицейского являлись незамеченными, в результате чего нами был совершен побег из данного немецкого плена.

Совершив побег из плена, мы взяли курс движения на Холм-Жирковский р-н. И когда мы двигались по лесу, случайно встретились с группой партизан, которыми были задержаны и обысканы, а затем пошли на их базу. Руководил этим партизанским отрядом председатель Холм-Жирковского райпоссовета. Пробыв в этом отряде с 6 по 23 октября 1942 года, [мы] затем при помощи этих партизан пошли на выход через линию фронта, которую перешли 17 ноября 1942 года в р-не Свицкий Мох Бельского р-на. Перейдя линию фронта, мы вначале явились в один из штабов Кр. Армии, которым были направлены в Андреаполь, откуда [нас] перевели на пересыльный пункт [в] дер. Гальяново Калининской обл., а затем в числе других 24 декабря 1942 года [я] прибыл в данный спецлагерь.

Вопрос: Во время пленения Вы кем были допрошены из немецкого командования?

Ответ: Во время пленения я допросам со стороны немецкого командования не подвергался.

Вопрос: Будучи в немецком плену, когда и где проходили регистрацию как военнопленный?

Ответ: Я регистрацию в немецком плену не проходил. […]

Вопрос: Чем Вы можете дополнить свои показания?

Ответ: Дополнений к своим показаниям больше не имею. Протокол допроса мною прочитан и записан с моих слов верно.

Чечкин[

 

Допросил: Сотрудник ОО НКВД Подольского лагеря спецназнач.

Петягин 

Д.858. Л.5-8об. Подлинник. Рукопись.

23 июня 1942 г.

 

 

 

№ 141

Протокол допроса И.П. Беляева, сержанта 1188?го стрелкового полка 356?й стрелковой дивизии 39?й армии, в Управлении контрразведки «Смерш» Ленинградского военного округа

 

21 ноября 1945 г.

г. Ленинград

 

1945 года ноября 21 дня я, оперуполномоченный УКР «Смерш» ЛВО Гульбин, в качестве свидетеля допросил:

Беляев Иван Петрович, 1913 г. рождения, уроженец Кировской обл., Сунского р?на, дер. Захватаево, русский, гр?н СССР, образование 6 классов, из крестьян, б/п, не судим, репатриант. В настоящее время проживает: г. Карпинск, Свердловская обл.

Об ответственности за дачу ложных показаний по ст. 95 УК РСФСР предупрежден и она мне разъяснена.

Беляев 

Вопрос: При каких обстоятельствах Вы попали в плен к немцам?

Ответ: Я служил командиром стрелкового отделения в 1188?м стрелковом полку 356?й стрелковой дивизии 39?й армии на Калининском направлении. Мы занимали оборону под станцией Чертолино Калининской области. 5 марта 1942 г. немцы начали наступление на наши боевые порядки. Был получен приказ отойти назад на новый рубеж в деревню. Во время отступления из моей роты 80% было выведено из строя снайперами и арт.?мин. огнем пр[отивни]ка. Когда я со своими товарищами стали по канаве подползать к деревне, мы услышали в ней немецкие голоса. Деревня была занята немцами и горела. Мы поползли обратно. На снегу без халатов мы были отчетливо видны и многие из нас были ранены. Не добравшись до леса метров 400, мы увидели выходящих из леса немцев, которые, заметив нас, стали вести по нам огонь из автоматов. Ползти нам было некуда. Со всех сторон они, стреляя, шли на нас. Когда они подошли вплотную, стали переворачивать нас для того, чтобы отличить убитых от живых. Всех раненых, не сумевших подняться, пристреливали тут же. Всего вместе со мной было взято в плен 13 человек. Всех нас повели в деревню, где, пробыв минут пять, снова были возвращены на место пленения и поставлены на колени. Против нас выставили пулемет. Мы поняли, что сейчас будем расстреляны. Но из деревни приехал офицер, который о чем?то переговорив с нашим конвоем, ушел. Нам велели подняться на ноги. Нас погнали в лагерь военнопленных в дер. Афанасьево.

Вопрос: Расскажите о Вашем пребывании в немецком плену.

Ответ: В деревне Афанасьево, куда нас пригнали, мы провели до 22 апреля 1942 г., убирая убитых красноармейцев и лошадей. 22 апреля я в количестве 30 человек был увезен в лагерь военнопленных в г. Ржев. Во Ржеве, не работая, провел до 11 мая 1942 г. В мае я был вывезен в гор. Вязьму в лагерь, где работал при лагере чернорабочим до 28 мая. 28 мая 1942 г. я заболел тифом и меня отправили в лазарет военнопленных в этом же городе. В лазарете я пролежал до 24 июня 1942 г., а затем был вывезен в лагерь военнопленных в г. Смоленск. Там я провел 3 дня и [был] отправлен в лагерь военнопленных в гор. Борисов. В Борисове я пробыл до 4 июля 1942 г. и был вывезен в Литву в г. Калвария в лагерь военнопленных. 25 сентября нас погрузили в эшелон и отправили в Германию. В Германию я был привезен 1 октября 1942 года в лагерь военнопленных «Stalag 9A» в гор. Цигелай, где, пробыв до 25 ноября, был отправлен в лагерь военнопленных «Stalag 9В» в гор. Бадорф, откуда 28 ноября меня перегнали в гор. Франкфурт?на?Майне в лагерь военнопленных. Во Франкфурте я находился до 13 марта 1943 г., работая в рабочей команде № 777, обучаясь клепальному делу. В марте я был переведен в лесную рабочую команду в дер. Баденбах, [в] 80 км южнее Франкфурта-на-Майне. В этой команде я проработал на заготовке леса до 8 сентября 1943 г., а затем был переведен на кирпичный завод в гор. Гисен. На заводе я работал чернорабочим до 11 декабря 1944 г. и был переброшен в другую рабочую команду, работающую на железной дороге на земляных работах. Тут я проработал до 28 февраля 1945 г. и был снова в числе всей рабочей команды отправлен в лагерь военнопленных в г. Цигелай «Stalag 9A», где пробыл до самого освобождения нас американскими войсками 29 марта 1945 года.

Вопрос: Где и когда Вы допрашивались после Вашего освобождения?

Ответ: Допрашивался особым отделом на привале в Польше в конце июля 1945 г. Там на меня была заполнена анкета.

Вопрос: Чем можете дополнить свои показания?

Ответ: Своих показаний я ничем дополнить не могу. Протокол допроса с моих слов записан правильно и мне прочитан. 

Беляев

 

Допросил оперуполномоченный УКР «Смерш» ЛВО Гульбин 

Д.1246. Л.3-3об. Подлинник. Рукопись

 

 

 

Категория: Статьи | Добавил: Михаил (26.08.2015)
Просмотров: 1147 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Наш опрос
Оцените наш сайт
Всего ответов: 269
Мини-чат
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Г.С.А.  2017 Сделать бесплатный сайт с uCoz