«22 ИЮНЯ –
СКОРБЬ - ПАМЯТЬ -
ИСТОРИЯ»

Четверг, 23.11.2017, 08:25
Приветствую Вас ГостьГлавная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Материалы из СМИ [377]
Стихи [10]
Статьи [452]
Книги [2]
Поиск
Главная » Статьи » "Страницы нашей истории" » Статьи

Коллаборационисты и националисты. Стоит ли о них помнить?

Коллаборационисты и националисты. Стоит ли о них помнить?

28 февраля 2017 12 722

https://topwar.ru/109989-kollaboracionisty-i-nacionalisty-stoit-li-o-nih-pomnit.html

Вопрос, конечно, риторический. Практика ангелизирования и облизывания, применяемая сегодня к позавчерашним участникам всяческих «национально-освободительных» движений на Украине и в Прибалтике, показывает, что да, стоит. И стоит именно с позиции пристального рассматривания дел и делишек под микроскопом, а не с высоты МКС и в свете постулата «они же боролись за свою Родину». Здесь я предлагаю просто рассмотреть основные движения и ОПГ национал-освободительного характера на рубежах Советского Союза в 40-е годы прошлого века. А потом и ответить на заданный вопрос. Великая Отечественная война и последовавшая в 41-43 годах оккупация фашистами этих территорий явилась неким катализатором для националистов всех мастей. Что, в общем, понятно. И на всех оккупированных территориях, от Эстонии до Молдавии, вполне закономерно были сформированы движения «против красных», которые сегодня, зачастую в угоду политическим сменам курсов стран, приобретают окрас «борцов за свободу и независимость».

Эстония

Если говорить об Эстонии честно и беспристрастно, то ее партизанское движение по сравнению с другими прибалтийскими республиками было, пожалуй, самым слабым. Актив ополчения составили полицаи, эстонские солдаты Вермахта и бойцы 2-й гренадерской дивизии СС. Образовалось движение только во второй половине 1944 года.До весны 1945 эти ополченцы вели себя достаточно пассивно, и их основная антисоветская деятельность заключалась в терактах против местного партактива, пионеров и комсомольцев.
Но довольно быстро горячие эстонские парни смогли организовать целую сеть пособников из местного населения и автономных банд небольшой численности. Наиболее активная фаза сопротивления пришлась на март-сентябрь 1945 года, когда было организовано несколько десятков налётов на исполкомы, отделения милиции, сельские кооперативы, тюрьмы. Несколько раз были атакованы военные автоколонны.

Естественно, такой расклад под боком Ленинградской области Сталину не понравился, и огребший на одном из заседаний правительства Берия срочно отправил в Эстонию 5-ю стрелковую дивизию внутренних войск НКВД (командир П.А. Леонтьев). Дивизия была усилена отрядами СМЕРШ и истребительными батальонами из числа «красных» эстонцев.
К декабрю 1945 года организованное сопротивление, а в 1953 и неорганизованное было окончательно подавлено. Цена за спокойствие была заплачена высокая, около тысячи советских бойцов. Но «Омакайтсе», насчитывавшее около 12-14 тысяч членов и 3 тысячи сочувствующих, прекратило свое существование. Причем, далеко не все были уничтожены, многие отправились осваивать просторы Сибири и Дальнего Востока.
А 28 сентября 1978 был застрелен сотрудниками КГБ последний эстонский партизан Аугуст Саббе.


Латвия

В Латвии сопротивление продержалось дольше, чем в Эстонии, до 1959 года. Основу латышского сопротивления составили бойцы Латышского легиона СС. Общая численность партизан насчитывала до 20 тысяч человек, ещё 80 тысяч активно помогали партизанам провиантом и убежищем.
Подчинялись эти тысячи бойцов конкретному органу: Латвийскому Центральному Совету. Этот полуподпольный орган самоуправления был создан еще в период немецкой оккупации. Днем рождения принято считать 13 августа 1943 года.Главной задачей деятели ЛЦС видели получение независимости. ЛЦС даже дважды выбирал президентов страны (Паулс Калниньш и Язеп Ранцанс).Немцы довольно терпимо относились к этим играм, хотя ни о какой независимости для недочеловеков не предвиделось. Сегодня многие об этом забывают, но в расовой теории фашистов для прибалтов, как и для поляков, с которыми немецкие деятели их отождествляли, были уготованы исключительно резервации и гетто.Однако, когда в 1944 году немцы поняли, что Василевский и Говоров Прибалтику у них отвоюют, то стали посговорчивее. И в конечном итоге дали добро на создание вооруженных формирований под эгидой ЛЦС и приняли участие в подготовке диверсионных групп из латышей в Германии.Также немцы оказали помощь в создании сети бункеров и схронов с оружием и провиантом.

ЛЦС 8 сентября 1944 года на заседании в Риге принял Декларацию о восстановлении независимой Латвийской Республики. Немцы не поддержали эту инициативу, но сделать уже ничего не могли, поскольку уже 14 сентября Говоров начал Таллинскую наступательную операцию. Хрустело…

10 декабря 1944 г. из партизанских групп было сформировано Объединение национальных партизан Латвии. ЛЦС даже начал издавать газету «Серебряное солнце», где в подробностях расписывались успехи партизан.Латыши оказались активнее эстонцев (ну как же, потомки помощников Ильича в 1917-м!) и не только атаковали патрули и автоколонны, но даже проникали в Псковскую область, где бесчинствовали, как и положено выкормышам СС. В основном, естественно, отрывались на мирном населении.Череда «побед» закончилась прибытием в Латвию уже упоминавшейся 5-й стрелковой дивизии НКВД под командованием Леонтьева, и латышскими истребительными батальонами, численностью до 16 000 человек.Дивизия уже поднабила руку на очеловечивании «леших» в Эстонии, и с марта 1945 года начался постепенный закат латышского национал-освободительного движения. Но в Латвии советские власти начали активно применять агитационно-разъяснительную работу. А для особо упоротых и поддерживающих партизан «кулаков» в 1949 году была организована депортация, которая выбила из-под «братьев» источники снабжения.Бункеров и складов становилось все меньше, как и желающих помогать «лешим», наживая проблемы с властью, которая, как показало время, в отличие от немецкой администрации, обосновалась надолго.И латышские «лешие» до 1956 года потихоньку уходили с арены освободительной борьбы. Кто в лагеря, а кому повезло меньше.Латышские националисты обошлись нам примерно в 1500 бойцов. Цифры потерь «леших» колеблются от 2,5 до 4 тысяч.


Литва

В Литве все было намного сложнее. Здесь Адольф Раманаускас и Йонас Жемайтис, руководители «Армии свободы Литвы» действительно создали настоящую армию.Это была реальная армия, численностью около 100 тысяч человек, с единым штабом и даже подпольным военным училищем, готовившим кадры.С 1944 по 1947 год на территории Литвы шла не партизанская война, как в Латвии и Эстонии, где участвовали группы по 10-20 человек, а боестолкновения на уровне полков и батальонов с советскими воинскими подразделениями. В Литве органам НКВД и МГБ противостояла настоящая регулярная армия, опирающаяся не на схроны, а на вполне организованные гарнизоны и укрепленные районы.Собственно, идея училища хоть и была хороша, но в итоге стала ахиллесовой пятой Армии свободы Литвы (АСЛ). В НКВД тоже умели думать и работать, и место расположения училища было раскрыто. Была проведена войсковая операция, в результате которой АСЛ потеряла и училище, и много офицеров штаба.
АСЛ прекратила существование как единая структура и перешла к партизанской войне. Партизанской войной руководил Йонас Жемайтис.
22 февраля 1949 года АСЛ окончательно была реорганизована в «Саюдис», а также была принята признанная на государственном уровне нынешней Литвой «Декларация Движения борьбы за свободы Литвы». 12 января 1999 г. Литовский Сейм подтвердил эту Декларацию как основополагающий государственный документ Литвы.
Страна была поделена на партизанские округа, а все участники партизанских отрядов получали звание «воинов свободы». Жемайтис, естественно, стал «генералом воинов свободы».
Естественно, «воины свободы» постепенно перешли к уже апробированной практике борьбы: теракты, захваты сельсоветов и милицейских участков, убийства советских служащих. Но атаковать военные и гражданские объекты становилось все сложнее, равно как и обеспечивать армию партизан.И постепенно борьба перешла в обычные грабеж репрессии местного населения. Причиной мог быть и элементарный отъем продовольствия, и подозрение в сотрудничестве с властями.
Понятно, что, встав на путь грабежа «воины свободы» совершили фатальную ошибку, которая сыграла на руку МГБ и перекрыла их авторитет в глазах населения как освободителей. Вместо образа светлого борца за свободу и независимость перед литовскими жителями все больше появлялись откровенно уголовные элементы и бандиты.

И основная масса литовцев сделала выбор в пользу спокойной и мирной жизни, хоть и при «оккупации», зато с хоть какой-то перспективой. «Воины свободы» потеряли самое главное — поддержку населения. В 1952 г. командир Южного округа Литвы А. Раманаускас-Ванагас издал приказ о прекращении активных вооружённых операций как основного вида борьбы и переходу к подпольной деятельности.
А в 1955 году советские власти окончательно добили «воинов свободы», объявив амнистию.Последние группировки прекратили существование, выбрав жизнь, но до самого 1986 года попадались фанатичные боевики-одиночки вроде Костаса Люберскиса-Жвайниса и Стасиса Гуйги.Деятельность «воинов свободы» обошлась литовскому народу примерно в 25 тысяч убитых мирных жителей. По крайней мере, столько имен и фамилий содержится в «Книге памяти жертв партизанского террора» (Partizanų teroro aukų ATMINIMO KNYGA), изданной в демократичном 2011 году. Из их около 1000 детей…

Конечно, в сегодняшней Литве позора и презрения достойны кровавые палачи НКВД и МГБ, уничтожавшие как бешенных собак кровопийц из числа «воинов свободы». Но никак не «воины света», убивавшие детей и младенцев.О потерях точно сказать даже сегодня сложно, так как в операциях принимали участие бойцы РККА, НКВД, МГБ и территориальных органов. Потери же литовских партизан приблизительно оцениваются в 30 тысяч человек.А еще стоит вспомнить «Литовскую Армию» Плехавичюса.Созданная в 1944 году при поддержке немцев как «литовский территориальный корпус» (ЛТК), и с шовинистом-антисоветчиком П. Плехавичюсом. Предполагалось, что корпус займется антипартизанской борьбой на территории Литвы.ЛТК насчитывал около 12 тысяч человек, исключительно добровольцев.
Батальоны ЛТК отличились как каратели, сожгли три польско-белорусских села, убили несколько десятков человек. Дальше их начали уничтожать и советские, и литовские партизаны, и бойцы польской «Армии Крайовой».4 мая 1944 года 3-я бригада АК окружила и уничтожила роту 310-го литовского батальона ЛТК, которая «усмиряла» деревню Павлово. В деревне Граузички 301-й литовский батальон в бою с 8-й и 12-й бригадами АК потерял 47 человек и бежал. 6 мая 8, 9 и 13 бригады АК разгромили две роты 308-го литовского батальона, которые перед этим сожгли деревни Синковщизна, Адамовщизна и уничтожили их жителей. Затем 301-й литовский батальон у деревни Мурована Ошмяна потерял 60 человек убитыми и 170 пленными. Ещё 177 литовцев были взяты в плен той же ночью в деревне Толминово. Всех их разоружили и отпустили.
Немецкое командование, поняв, что союзнички и бойцы из литовцев еще те, решили передать батальоны ЛТК в полицию. Но горячие литовские парни просто отказались подчиняться, и фактически дезертировали в леса, где стали основой для «воинов свободы».Сегодня это герои…


Белоруссия

Как это ни странно, но даже в Белоруссии, образ партизан которой воспет так, как более нигде, были и те, кто смотрел на другой берег.
В основном это были «зеленые отряды» под руководством атаманов вроде Харевского, Товпеки или Монича, по сути своей просто бандитские формирования.
Но были вполне нормально поддерживаемые польской «дефензивой» бойцы Белорусской крестьянской партии «Зеленый дуб», которые главным образом выслеживали и убивали по одиночке сотрудников ВЧК/НКВД и партийных активистов, иногда устраивая теракты. Но «Зеленый дуб» дал дуба еще в 30-х годах, как партия, а вот партийцы остались…И с приходом в 1941 году фашистов, немалая часть белорусской интеллигенции пошла на сближение с оккупационными властями. Так была организована БНП, «Белорусская народная партизанка» или белорусская национальная партия.Ничем особым БНП вплоть до момента своего распад не отметилась, кроме того, что ее представители пытались дружить со всеми подряд: и с РОА генерала Власова, и с «Армией Крайовой», ОУН-УПА и даже с советскими партизанами. С последними — особенно когда началась заброска в тыл к немцам организованных и обученных подразделений.
Наши не рубили сплеча, факт. Сначала было принято решение путем переговоров склонить командование БНП к переходу на советскую сторону. И в мае 1943 г. такие переговоры состоялись. От националистов в них принимал участие Шанько, а от советской армии — полковник Г.М. Линьков — спецпредставитель Центрального штаба партизанского движения. Он предложил Шанько присоединить свои отряды к советским партизанам, за что ему был обещан пост заместителя командира всех партизанских сил Полесья.
Неизвестно, какой оборот принял разговор, но в ходе него Шанько был застрелен Линьковым. Скорее всего, за отказ подчиниться. После этого судьба самостоятельного белорусского партизанского движения была решена. Оно, фактически, распалось: часть партизан разошлись по домам, большая часть влилась в советские партизанские отряды, некоторые, например, отряды атаманов Харевского и Товпеки, продолжали действовать дальше самостоятельно и были очеловечены в 1948 году.
В 1944 году служба «Абвер» на основе десантного батальона «Дальвитц» организует подпольную организацию диверсионного характера под названием «Черный кот».
Командиром назначили офицера «Дальвитца» белоруса Михаила Витушко. Все было сделано по стандартам «Абвера» и с надлежащим тщанием.
С предоставленным оружием и аппаратурой структура начала партизанскую войну. Акцент делался на ликвидацию сотрудников МГБ и совершение диверсий.Отряды «Чёрного Кота» разделились в Белоруссии на три части: «Белоруссия-Юг», «Белоруссия-Центр» и «Белоруссия-Север». Каждая из частей имела своего руководителя, а те, в свою очередь, подчинялись Главному штабу, который размещался под Варшавой.
Абверовцы подготовили около трёх тысяч человек, большая часть которых летом 1944 года осталась в Белоруссии и ждала приказов Витушко. Несколько отрядов прошли подготовку в Восточной Пруссии и прибыли позднее. Все отряды «Чёрного Кота» были обеспечены оборудованием для радиосвязи, вооружением, поддельными документами, медикаментами и деньгами  Некоторые диверсии, вроде попытки захвата аэропорта в Барановичах и атаки на базу МГБ в Новогрудке вызывают… недоумение что ли. В первую очередь тем, что информация об этих подвигах ничем, кроме публикаций в эмигрантских СМИ не подтверждена.
Тем не менее, 1948 год стал годом начала конца. Несмотря на всю помощь со стороны белорусской эмиграции в целом и ЦРУ в частности, «Черный Кот» и БНП уверенно встали на путь вымирания.
Спецоперации МГБ в 1948-49 годах стирали с лица земли полевых командиров. Гаевич, Хвязько и «Сыч» (настоящее имя неизвестно) были убиты, а их отряды и базы уничтожены.В 1952 году Витушко начинает вывод мелкими группами через Польшу остатков «Черного Кота» и БНП. На территории Белоруссии остался отряд Евгения Жихаря, который продолжил деятельность фактически в статусе смертников. Жихарь в январе 1955 года закончил историю белорусского антисоветского сопротивления, пустив себе пулю в голову.
Западные «источники» пытаются уверять, что «отдельные отряды» вели вооруженную борьбу до 1960 года, но с подтверждениями не очень.

Украина
Украина, конечно, достойна отдельного рассмотрения, потому что на ее территориях, перед войной вошедших в состав УССР, коллаборационизм расцвел таким махровым цветом, что позавидовать могли даже литовцы.
Про ОУН уже написано столько, что повторять написанное просто нет смысла, да и лишний раз говорить об этом явлении оставим нынешним украинским деятелям от истории. Но от этой организации отпочковалось несколько менее значимых, но не менее кровавых банд, о которых есть смысл упомянуть.Год 1941-й. В ОУН произошел раскол на две части. Более оголтелые признали фюрером Бандеру, и организовались в ОУН(б), а более умеренные во главе с бывшим главой всего ОУН Мельником сообразили ОУН(м).ОУН(м) была слабее бандеровской, а потому более покладистой в отношениях с немцами, которые позволяли на первых порах Мельнику больше вольностей. Например, воссоздание разогнанной немцами Украинской Национальной Рады и формирование военных подразделений Фронта Украинской Революции (ФУР).
Однако фактически все силы мельниковские националисты тратили на борьбу с конкурентами, то есть, бандеровцами. А бандеровцы, разойдясь с бывшими коллегами во взглядах на дальнейшее украинское будущее под эгидой Рейха, начали бесхитростно вырезать мельниковцев. Поводом стал набор добровольцев от ОУН(м) в дивизию СС «Галичина». И бандеровцы в благородном деле уничтожения мельниковских достигли значительных результатов.Немцев в итоге это достало настолько, что и Мельник, и Бандера оказались в лагере Заксенхаузен. Там же находился и Бульба-Боровец из «Полесской сечи», которая фактически стала ядром УПА.
«Полесская сечь» была создана с согласия немецких оккупационных властей в августе 1941 года по инициативе Боровца, для зачистки Полесья от советских партизан и сочувствующих, по образцу и подобию батальона «Нахтигаль».
Члены ПС сотрудничали с Витушко в Белоруссии и участвовали в совместных акциях.  Получилась этакая вспомогательная полиция вермахта для особо грязных дел. И «сечевики» отрабатывали свой паек до 1943 года, когда бульбовцы совершили, зарвавшись, очевидную глупость. Ничем другим попытку навести порядок в местах, находящихся под контролем крупных советских партизанских отрядов, не назовешь. «Медведевцы» и «наумовцы» довели «Полесскую сечь» до закономерного итога, то есть, до роспуска Сечи 5 октября 1943 года. А бравый командир отправился на перевоспитание в Заксенхаузен. Далее ПС, точнее, что от нее осталось, превратилось в филиал ОУН(б). По согласию сторон. Согласие было достигнуто как раз в блоке Заксенхаузена, и имело под собой общую платформу с целью борьбы с советской армией. В 1944-45 годах, когда Красная Армия уже перешла за границу СССР, начались диверсионные действия в тылу, осуществляемые силами ОУН-УПА. Однако, довольно быстро более чем 50-ти тысячная армия украинских националистов растаяла под ударами. Застреленный в 1950 году Шухевич стал последним гвоздем, вбитым в крышку гроба УПА, а Бандера и Мельник с частью наиболее умных сподвижников сдавшиеся союзникам, уже сидели на западных харчах и стоили козни политического характера. Последний лидер УПА, Василий Кук, отправился осваивать отдаленные места в 1954 году, но в 1960-м уже был на свободе. Оставшиеся в живых националисты или влились в обычную жизнь, или сгнили тюрьме. Борьба с националистами на Украине обошлась нам более чем в 4 тысячи бойцов и офицеров. Потери ОУН-УПА были более значительны, источники называют цифры от 10 до 13 тысяч.


Молдавия

В Молдавии главное отличие сил сопротивления состояло в том, что их основу составили не коллаборационисты, а представители зажиточного крестьянства, недовольные внутренней политикой и особенно организацией колхозов. И борцов за иное светлое будущее было не так много, как в других республиках. Собственно, всего было две организации: группа Штефана Бодиу и «Черная армия», общей численностью менее 100 человек. Плюс сочувствующие. Ничего нового в действиях групп не было, тот же грабеж, террор, убийства госслужащих и милиционеров. Обе группы были ликвидированы МГБ в 1950 году.   * *

Недовольные были, есть и будут во всех странах и во все времена. Такова человеческая натура. Разными могут быть мотивы, цели и средства. Так получилось и на территориях, ставших в то время «антисоветским поясом».Бесспорно, если внимательно посмотреть на цифры, то процент участников сопротивления невелик. Исключение тут только, пожалуй, Литва.Мотивы у всех тоже были разные. Кто-то действительно боролся за независимость родного народа, кто-то мстил за репрессии. Но многие просто занимались грабежом, укрываясь от возмездия. Хотя грабеж совмещали с борьбой практически все организации, что уж…Дело в том, что мы видим, как сегодня на этих же территориях просто переиначивают историю, делая вчерашних бандитов и грабителей чуть ли не святыми. Устраивая тотальные амнистии, награждая «героев» посмертно.
Здесь тоже есть свое исключение, это Беларусь. У остальных же — или относительный нейтралитет (Эстония, Латвия), или героизация (Литва, Украина, Молдова).

Очень много истории все еще скрыто под всяческими грифами секретности, что сегодня откровенно мешает. Мешает в первую очередь нам, потому что на той стороне с подробностями полный порядок, и свои архивы прибалты и украинцы используют на всю катушку.  Но если вчерашние бандиты и убийцы сегодня становятся героями и борцами за свободу, то одной из задач современных российских военных историков и должна стать работа, направленная на противодействие «борцам и героям». На основании четких исторических фактов и архивных документов.  

Бобков Ф. Д. Как боролся с террором КГБ СССР.
Любартас Владас. О «героях-партизанах» и «собачьей своре».
НКВД-МВД СССР в борьбе с бандитизмом и вооружённым националистическим подпольем.

Категория: Статьи | Добавил: Михаил (02.03.2017)
Просмотров: 126 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Наш опрос
Оцените наш сайт
Всего ответов: 274
Мини-чат
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Г.С.А.  2017 Сделать бесплатный сайт с uCoz