«22 ИЮНЯ –
СКОРБЬ - ПАМЯТЬ -
ИСТОРИЯ»

Суббота, 24.06.2017, 03:12
Приветствую Вас ГостьГлавная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Материалы из СМИ [377]
Стихи [10]
Статьи [442]
Книги [2]
Поиск
Главная » Статьи » "Страницы нашей истории" » Статьи

70 лет назад Красная армия молниеносно разгромила японскую Квантунскую армию

Дальневосточный блицкриг Красной армии

70 лет назад Красная армия молниеносно разгромила японскую Квантунскую армию

70 лет назад после молниеносного броска через безводную степь и труднодоступные перевалы Красная армия разгромила японские силы, составлявшие Квантунскую армию, и освободила оккупированную Маньчжурию.

После того как 8 мая 1945 года в Карлсхорсте был подписан акт о безоговорочной капитуляции вооруженных сил Германии, Япония оставалась единственной страной, входившей в Антикоминтерновский пакт, которая продолжала оказывать упорное сопротивление войскам Антигитлеровской коалиции. Окружение императора Хирохито, как и все японское правительство, небезосновательно надеялось на то, что Советский Союз не станет нарушать пакт о нейтралитете между СССР и Японией. Он был подписан 13 апреля 1941 года и должен был сохранять свое действие вплоть до 13 апреля 1946-го.

Несмотря на то что 5 апреля 1945 года пакт в одностороннем порядке был денонсирован советской стороной, японские правящие круги надеялись, что в ходе переговоров им удастся, по крайней мере еще на какое-то время, убедить советское правительство выступать в качестве посредника между Японией с одной стороны и США и Великобританией — с другой. 26 июля 1945 года требования о капитуляции японских вооруженных сил, адресованные японским властям от имени правительств Великобритании, США и Китая, были опубликованы в Потсдамской декларации. Она была составлена в ультимативном тоне. В заключительной 13-й статье декларации говорилось: «Мы призываем правительство Японии провозгласить теперь же безоговорочную капитуляцию всех японских вооруженных сил и дать надлежащие и достаточные заверения в своих добрых намерениях в этом деле. Иначе Японию ждет быстрый и полный разгром». Но Япония, стремясь получить для себя максимальные преференции, посчитала такие условия неприемлемыми. 8 августа 1945 года Советский Союз, выполняя обязательства, данные в ходе Ялтинской конференции, присоединился к Потсдамской декларации и 9 августа начал военные действия в Маньчжурии.

Маньчжурия, будучи промышленной и сырьевой колонией Японии, была необходима для снабжения японских вооруженных сил. На территории Маньчжурии располагалось Маньчжоу-Го — государственное образование, полностью подчиненное командованию Квантунской армии. Управление этим государственным образованием формально осуществляли маньчжурский император Пу И и его окружение. Именно поэтому американское военное руководство было заинтересовано в помощи со стороны советских войск, которые могли бы лишить Японию столь мощного континентального плацдарма.

Для защиты этой стратегически важной для Японии области была развернута так называемая Квантунская армия, которая по численности своих сил являлась целой группировкой армий. Она состояла из нескольких фронтов (1-й, 3-й, 17-й, а также 5-й фронт, оборонявший Южный Сахалин и Курилы), каждый из которых состоял из двух армий.

Численность Квантунской армии, по разным оценкам, составляла от 800 тыс. до 1 млн человек. Впоследствии выяснилось, что истинная численность собственных войск была неизвестна даже штабу Квантунской армии. В кратчайшие сроки японцы были вынуждены в срочном порядке начать призыв резервистов, а также переселенцев из метрополии, проживавших в Маньчжурии. Однако учитывая то, что в подчинении командованию Квантунской армии также имелись кавалерийские части князя Дэвана (Тонлопа) из Внутренней Монголии и вооруженные части армии Маньчжоу-Го, численность японских сил, дислоцированных в Маньчжурии, на Южном Сахалине и Курильских островах, могла насчитывать до 5,5 млн солдат и офицеров, 1215 танков, 6640 орудий и 1907 боевых самолетов. На момент начала военных действий в Маньчжурии Квантунскую армию возглавлял генерал Отодзо Ямада.

Для противодействия таким мощным силам с мая по август 1945 года на Дальний Восток было переброшено свыше 1747 тыс. советских военнослужащих, 5250 танков и 5171 боевой самолет в составе 11 общевойсковых, одной танковой и трех воздушных армий, а также флотилий, входивших в Тихоокеанский флот. Они были объединены в три фронта (1-й Дальневосточный, 2-й Дальневосточный и Забайкальский) и подчинены маршалу А.М. Василевскому, который был назначен главнокомандующим советскими войсками на Дальнем Востоке. Согласно замыслу Главного командования, на Дальнем Востоке силами трех фронтов предполагалось нанесение трех ударов вдоль советско-маньчжурской границы: два вспомогательных — со стороны советского Приморья и со стороны Хабаровского края, основной — со стороны Забайкалья. Почти одновременно с началом наступления на материке планировалось нанесение удара на Южном Сахалине и затем — высадка десантов на Курильских островах. Удары предполагалось нанести по 17 укрепленным районам противника, восемь из которых располагались вдоль восточной советско-маньчжурской границы. Каждый укрепленный район имел длину от 20 до 100 км и глубину до 40 км. Несмотря на то что к началу августа 1945 года японские войска не успели полностью завершить обустройство оборонительных линий и устранить незащищенные пространства между укрепленными районами, командование Квантунской армии, располагая значительными резервами, рассчитывало надолго задержать советские войска. Также оно полагало, что сложный горно-лесистый рельеф, в условиях которого советским войскам еще не доводилось воевать, усложнит передвижение Красной армии. Японские оборонительные районы напоминали «линию Маннергейма», как позднее вспоминал в своих мемуарах командующий 1-м Дальневосточным фронтом К.А. Мерецков.

Пробиться через укрепленные районы противника могли только танковые части, поддерживаемые артиллерией и пехотой. Но сложные природные условия могли осложнить продвижение танковых частей. Поэтому первоначально советское командование было скептически настроено относительно широкого использования танковых соединений в горной и лесистой местности. Однако именно 6-я гвардейская танковая армия генерал-полковника А.Г. Кравченко нанесла решающий удар вглубь Маньчжурии, сковала резервы и перерезала коммуникации, что значительно ослабило сопротивление японских войск в северо-восточных укрепленных районах.

Этот маневр советских войск оказался неожиданным для японского командования, которое было убеждено, что осуществить переход танковой армии сначала через безводную степь, а затем через труднодоступные перевалы Большого Хингана за короткий период невозможно. В ночь на 9 августа подразделения Красной армии перешли советско-маньчжурскую границу и вступили в бой с японскими войсками, занявшими оборону. К 11 августа передовые части Забайкальского фронта подошли к западным склонам Большого Хингана, а через три дня уже смогли прорваться в центральные районы Маньчжурии, двигаясь к Мукдену, который являлся промышленным центром Маньчжоу-Го, и к его столице Чаньчуню. Войска 1-го Дальневосточного фронта к 14 августа преодолели семь укрепленных районов японцев, продвинувшись на 120–150 км, в то время как части 2-го Дальневосточного фронта устремились навстречу соединениям Забайкальского фронта.

Несмотря на значительные успехи Красной армии, бои отличались ожесточенным характером, нередко имели место и рукопашные схватки. В одном из таких боев старший сержант Муравлев своим боевым мастерством спас командира, лейтенанта Бикбаширова, от удара меча японского офицера. Держа автомат одной рукой, сержант Муравлев расстрелял окружавших его японских солдат, но и сам пал в бою.

К концу 14 августа Квантунская армия была разделена на несколько частей. К 15–16 августа в результате успешных действий советских войск японские силы были окончательно отрезаны от своих резервов, окружены, потеряли связь со штабом Квантунской армии и были вынуждены действовать изолированно от других частей. Войска 1-го и 2-го Дальневосточных фронтов отбили попытки японцев перейти в контрнаступление и вырваться из окружения. В боях особенно отличились советские танкисты. Так, в ходе атаки прямым попаданием снаряда в один из наших танков были выведены из строя орудие и пулемет, тяжело ранены все члены экипажа, кроме механика-водителя рядового Антоненко. Несмотря на полученные повреждения, танк ворвался в город Эхэ первым, раздавив четыре японских орудия. Японские солдаты, окружив Антоненко, предложили ему сдаться. Получив отказ, японцы подожгли танк, но отважный механик-водитель, вооруженный только автоматом и гранатами, продолжал вести бой. Он был изранен осколками танка и контужен, но сумел продержаться до подхода основных сил.

К вечеру 14 августа на совещании императора и членов японского кабинета министров было принято решение о принятии условий Потсдамской декларации. На следующий день о принятии рескрипта был извещен по радио весь японский народ. Еще через сутки император приказал всем японским военнослужащим прекратить сопротивление войскам Антигитлеровской коалиции.

16 августа в 16.00 по радио из Чанчуня на английском языке было передано обращение штаба Квантунской армии к командованию советскими войсками на Дальнем Востоке. Оно содержало просьбу свернуть наступательные действия. Ответ А.М. Василевского не заставил себя долго ждать: 17 августа в шесть утра в своем ответном послании он, зная о том, что японские войска еще предпринимали попытки контратаковать, отметил, что в обращении штаба Квантунской армии ни слова не было сказано о капитуляции японских вооруженных сил. Василевский предложил японскому командованию 20 августа с 12.00 прекратить военные действия на всех участках фронта, сложить оружие и сдаться в плен. Главнокомандующий Квантунской армией Ямада отдал приказ о прекращении сопротивления советским войскам и о сложении оружия, однако на доведение приказа до окруженных частей ушло еще порядка двух суток.

Разоружение японских войск длилось с 19 августа по 2 сентября 1945 года. 20 августа Отодзо Ямада на встрече с заместителем командующего войсками Забайкальского фронта доложил о том, что его приказ о сложении оружия был отдан всем японским частям. В ходе Советско-японской войны особенное значение отводилось действиям советских парашютистов, высаживавшихся во вражеском тылу, и морских десантов, действовавших под прикрытием эскадр Тихоокеанского флота. А незадолго до того, как японские войска прекратили сопротивление, в результате действий воздушных и морских десантов, а также других мобильных групп были заняты города Чаньчунь, Мукден, Гирин, Харбин, корейский город Чхонджин (Сейсин) и ключевые промышленные объекты. Для решения поставленных задач эти специальные и хорошо оснащенные отряды уходили далеко в отрыв от главных сил.

18 августа благодаря внезапному появлению советских десантников в аэропорту Мукдена был фактически спасен император Маньчжоу-Го Пу И, которого японское командование планировало вывезти из Маньчжурии, чтобы скрыть неприглядные факты, свидетельствующие о притеснении местного населения со стороны японской военной администрации. Впоследствии Пу И стал важным свидетелем со стороны советского обвинения на Международном военном трибунале в Токио. В результате стремительного наступления советских войск японцы были дезориентированы, однако продолжали обороняться вплоть до того, как получили приказ Отодзо Ямады о прекращении сопротивления.

Так, в укрепленном районе рядом с городом Дуннин (Приморье) японские офицеры, видя бесперспективность сопротивления, приказывали своим солдатам сдаться. Но те не только отказывались подчиняться, но и расстреливали своих командиров, отдававших приказы, противоречившие их присяге. В ряде гарнизонов японскому командованию пришлось посылать священнослужителей и местных учителей, чтобы те разъясняли личному составу бесцельность их дальнейших действий. Особенно упорное сопротивление оказывали японские диверсионные отряды. В случае отступления японское командование широко использовало команды смертников, которые специализировались на ведении партизанской войны: уничтожении в тылу техники противника, совершении вылазок на военные склады, аэродромы, штабы, разрушении путей сообщения и совершении террористических актов в отношении советских офицеров и генералов.

Смертники набирались только из лучших солдат и офицеров Квантунской армии, которые были воспитаны в глубокой преданности своему императору. Они были готовы, если потребуется, совершить самопожертвование. Подготовленные специальные диверсионные отряды действовали в советском тылу автономно: успехи или неудачи японских соединений на фронте практически не вносили изменений в их деятельность. Даже после того, как всем японским войскам был разослан приказ о сложении оружия, диверсии и саботажи в тылу советских войск продолжались в течение сентября 1945 года.

Таким образом, в августе 1945 года Красная армия, закаленная в боях Великой Отечественной войны, всего за десять дней смогла разгромить военный континентальный плацдарм, располагавшийся в Маньчжурии. В ходе боев Вооруженные силы СССР потеряли убитыми, ранеными и пропавшими без вести 36 456 человек. Численность скончавшихся японцев составляет около 84 тыс. человек.

В августе 1945 года советские Вооруженные силы продемонстрировали всему миру, как действительно должен выглядеть образцовый блицкриг.

Материал подготовлен совместно с журналом «Живая история», который издается Музеем современной истории России

ИСТОЧНИК: http://www.gazeta.ru/science/2015/08/20_a_7696199.shtml

 

 

 

 

Категория: Статьи | Добавил: Михаил (20.08.2015)
Просмотров: 137 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Наш опрос
Оцените наш сайт
Всего ответов: 265
Мини-чат
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Г.С.А.  2017 Сделать бесплатный сайт с uCoz