«22 ИЮНЯ –
СКОРБЬ - ПАМЯТЬ -
ИСТОРИЯ»

Воскресенье, 22.10.2017, 03:52
Приветствую Вас ГостьГлавная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Форма входа
Поиск
Главная » 2015 » Май » 7 » Трофеи без грифа «секретно»
16:13
Трофеи без грифа «секретно»
Трофеи без грифа «секретно»: Красноармейцы отсылали домой из Европы не золотые кольца, а иголки и рубанки

Вместе с доктором исторических наук, ведущим научным сотрудником Института российской истории РАН Еленой Сенявской «Комсомолка» развенчивает мифы о личных трофеях победителей
Тема солдатских трофеев, которые победители привозили из Германии, по-прежнему не дает покоя всякого рода самодеятельным историкам. Почитаешь их «труды» – и волосы дыбом: с нескрываемым удовольствием они пишут и пишут о «разнузданном мародерстве», о вещах, отнятых у «несчастных немцев». И вот уже армия победителей предстает не армией вовсе, а какой-то оголтелой шайкой, что четыре года шла до Берлина, чтобы как следует поживиться...
В порыве мести уничтожали предметы роскоши
- Елена Спартаковна, ревизионисты истории либерального толка часто обвиняют наших дедов, что те разворовали всю Европу, брали, что хотели…
- Говорить о массовом мародерстве не приходится. Хотя случаи, конечно, были. Вообще, нужно исходить из того, что представлял Советский Союз и его хозяйство на тот момент, когда Красная армия пересекла границу СССР. Районы, побывавшие под оккупацией немцев и их саттелитов – венгров, румын, были разорены и разграблены подчистую. Население бедствовало. Сохранилось немало писем, в которых солдаты обращаются к командованию с просьбой как-то воздействовать на местных бюрократов, чтобы помогли их семьям. Те пухли от голода, жили в землянках, а дети не могли ходить в школы — просто нечего было надеть. И командование реагировало, отправляло письма властям, чтобы приняли меры, оказали помощь семьям фронтовиков. И вот на этом фоне представьте, что видят наши войска, которые пересекают границу СССР... Первой была Румыния, а многие помнили, что румынские войска творили, например, на Кубани: если от немцев удавалось что-то припрятать, то румыны выметали все, у них был особый нюх на это дело. И вот, перейдя границу, наши видят, что многое из того, что украли оккупанты в их родных селах, вещи с нашими фабричными клеймами, – брошено в румынских и немецких деревнях. Представьте состояние красноармейца, у которого дома семья раздетая и голодная.
- И они стали набивать вещмешки?
- Не все, конечно. Но кто-то не удержался. Это явление в наших документах называлось «барахольство». В самом начале, когда только вошли в Европу, был большой соблазн и много случаев, когда обозы оказались забиты всевозможным барахлом, взятым из оставленных бежавшим населением домов. Отмечалось даже, что в какой-то части осталась только половина положенных боеприпасов, потому что повозки забиты шелками и ситцами. Впрочем, часто даже не брали, а в порыве мести уничтожали предметы роскоши, расстреливали настенные часы, зеркала. И бойцы в письмах признавались, как им от этого становилось легче. Такое поведение жестко пресекалось командованием, много приказов сохранилось на тему борьбы с барахольством. И чтобы бойцы не отягощали себя вещами при наступлении, были созданы трофейные команды, собирающие бесхозное имущество на специальные склады.
Ношеные вещи не брали
- А там с ними что делали?
- В конце декабря 44-го руководству страны приходит в голову мысль: солдат видит всю эту брошенную противником роскошь, а там, в тылу, у него семья голодает. Так давайте дадим ему возможность послать домой посылку. Не предметы роскоши, не золотые часы и кольца, как об этом любят заливаться либеральные писатели и публицисты, а то, что ему действительно необходимо. Есть специальный регламент, в котором перечислены предметы, разрешенные к отправке в тыл. Причем, были жесткие квоты: сколько и чего можно послать. И выдавались вещи с этих самых складов трофейного имущества.
- И все рванули собирать посылки?
- Не все. Согласно постановлению ГКО, отправлять их должны были те, кто находился на переднем крае. Особо отличившиеся, дисциплинированные бойцы. То есть первоначально это было поощрение за безупречную службу. И выдать разрешение на отправку посылкм мог только командир части на специально отпечатанном бланке. А с этим разрешением солдат должен был пойти на почту, в тыл…
- А наступление как же?
- В том-то и дело – кто же их отпустит с передовой… Система отправки еще не налажена, опыта организации нет, не хватает бланков, упаковочного материала, почтовых служащих, вагонов для перевозки по железной дороге… Разумеется, в первое время не обходится без бардака. Фронтовики физически не могут отправить посылки, им некогда, война продолжается. А в это время трофеи отправляют тыловики и штабные работники. Причем, не одну, как было положено, а две-три-пять... Таких «хитрецов» вычисляли. И наказывали всех: и того, кто послал, и того, кто принял отправление. В Директиве Военного совета 1-го Белорусского фронта № ВС/283 от 31 марта 1945 г. говорилось: «Всех лиц, нарушающих постановление ГКО, как выдачей разрешений на отправку посылок свыше одной, так и лично отправителей, злоупотребляющих правом отправки посылок, строжайше наказывать, вплоть до смещения с должности и отдачи под суд». Но постепенно все приходило в норму. Отправлять посылки разрешили не лично, а через специальных уполномоченных от части, которые везли на почту посылки однополчан. Командование стало следить, чтобы все бойцы переднего края отправили домой по посылке. Собирались посылки для семей погибших и раненых бойцов. И неважно было, что отправить, важен сам факт. Потому что в разоренной стране нет ничего. А не подошедший по размеру костюм или платье можно перешить или продать, обменять на продукты. В любом случае, это было большим подспорьем.
- А какая-то проверка посылок была?
- Естественно. К каждой посылке прилагалась опись её содержимого. Кстати, к мифу о «раздетых немцах»: ношенные вещи к отправке запрещались, ведь если они ношены, значит, кому-то принадлежат. Но таких случаев почти не зафиксировано. В документах говорится, что «посылки комплектуются из продуктов питания, например, сахарный песок до 2 кг, копчености, различные консервы, сыр и др. продукты, а также вещи – новая обувь, одежда, мануфактура и т.д.».
Были еще и моменты психологические. Известно немало эпизодов, когда солдаты отказывались брать со складов немецкие вещи, выбирая только те, на которых стояли советские фабричные клейма. И объясняли: это то, что немцы вывезли от нас, это они мародерили, а мы возвращаем своё, наворованное ими у нас.
«Брали нужное: ботинки, сахар, тетради…»
- Можно узнать примерное содержание солдатской посылки?
- Оно было разным, в зависимости от того, городским или сельским жителем был боец, из оккупированных районов или нет… Можно было послать либо отрез ткани - не более 6 метров, костюм или платье, какую-то детскую вещь. Вот, смотрите, опись посылки красноармейца Барышева:
- Ботинки — 1 пара.
- Туфли новые детские — 1 пара.
- Тетради
- Карандаши
- Ручка «вечное перо»
- Платки носовые
- Духи
- Чулки шелковые — 2 пары
- Белье женское нижнее
- Часы ручные
- Кошелек кожаный
- Сахарин.
Он из Германии домой сахарин посылает. В его деревне сахар – редкое лакомство, деликатес. Шелковые чулки – предмет роскоши. А карандаши, тетради - для детей, им учиться надо… Все это было на вес золота в разграбленном СССР. Бывало, одним замусоленным огрызком химического карандаша весь класс пользовался, а тетрадками служили старые газеты. Иголки швейные пользовались спросом — они хорошо обменивались на еду. Люди отправляли в основном нужные в хозяйстве вещи. Упоминались рубанки, гвозди – на Родине надо было дома отстраивать. Совесть есть у тех, кто их сегодня упрекает в этом?
За расхищение посылки – 5 лет лагерей
- Все посылки доходили?
- Не всегда. Но такие случаи также регламентировались. Допустим, посылка не нашла адресата: может, переехал куда-то, эвакуировался, а может, погиб человек... Так вот, ее должны были два месяца хранить по месту прибытия, а после этого ее содержимое реализовывалось по госцене среди инвалидов войны, а также семей погибших военнослужащих. Деньги, вырученные за продажу, перечислялись тому солдату, который ее послал.
- Часто посылки «терялись»?
- И сейчас не всегда доходят, а тогда тем более, но это, опять же – не носило массовый характер. Всякое было, иногда выяснялось, что посылки доходили, однако содержимое подменивалось. И жены получали грязные тряпки, веревки какие-то, кирпичи, о чем с удивлением и горечью сообщали в письмах своим мужьям. Причем, оказывалось, что чаще всего этим занимались не военные почтовики, а гражданские, уже на нашей территории. Но были расхитители и среди своих. По жалобам бойцов проводились расследования. Есть доклад политотдела 38-го погранполка о том, как в марте 1945 г. бойцы заставы собрали посылки семьям двух погибших товарищей, а четверо военнослужащих их расхитили.
- Расстреляли?
- Нет, всех исключили – кого из партии, кого из комсомола - и отправили на 5 лет в лагеря…
«Освободить от таможенного досмотра»
- Насколько большими были эти посылки? Где-то читал, восемь кило на бойца...
- Это еще один миф. Солдату полагалось в месяц отправить домой посылку весом в 5 кг, офицеру — 10 кг, генералам — по 16 кг. Это уже потом было обращение к руководству страны с просьбой увеличить квоту.
- Зачем?
- Дело в том, что бойцам за границей денежное довольствие выплачивалось оккупационными марками, потратить которые можно было только на территории Германии. Перед демобилизацией выплатили единовременное денежное вознаграждение за каждый год службы, то есть многим – сразу несколько годовых окладов. Вот солдат что-то купил через военторг или со склада трофейного имущества (опять же — по жестким квотам), и куда он это денет?
- Кроме посылок, еще же и в эшелонах что-то привозили?
- Те же купленные со склада вещи. Плюс — при демобилизации в качестве подарка от командования вручали какой-нибудь предмет. Это мог быть аккордеон, фотоаппарат, радиоприемник, часы, бритвенный прибор... Офицерам выдавали мотоциклы и велосипеды. Генералы получали по автомобилю. Демобилизуемым также выдавалось новое обмундирование и сухой паек на несколько суток пути, а сверх того бесплатно рядовому и сержантскому составу - по 10 кг муки, по 2 кг сахара и по две банки мясных консервов (338 гр. банка), а офицерам - продуктовую посылку (сахар, конфеты, консервы, колбаса, сыр, кондитерские изделия, чай и др.) весом 20 кг каждому. Дома, на Родине это было настоящее богатство. Вот это и везли.
- У моих знакомых дома трофейный комод стоит…
- Офицерскому составу мебель можно было приобретать. Но перевозить её было проблематично. Скорее всего, уже в Союзе с центрального склада купили.
- Вместе с тем бытует мнение, что солдат уже на границе таможенники до портков раздевали, и все трофеи им доставались...
- Какие смелые - эти таможенники… У фронтовиков, да еще едущих большими группами, где все друг за друга горой, попробовали бы что-то отобрать… А главное, посмотрите Постановление Государственного Комитета Обороны № 9054-с от 23 июня 1945 года о демобилизации военнослужащих старших возрастов, за подписью Сталина. Пункт 17: «Освободить военнослужащих, уволенных из Красной Армии, при переезде Госграницы от таможенного досмотра». Как думаете, много таможенников нашлось, которые решили ослушаться товарища Сталина, хорошо понимавшего натуру тыловой публики? Может, конечно, и были такие случаи, но мне документы об этом не попадались...
- Получается, солдаты могли провезти все, что хотели?
- Если только по мелочи что-нибудь. Крупногабаритное вывезти нелегально было сложнее. На каждую вещь должна была быть бумага, что это – или подарок командования, или приобретенное другим законным путем. Кроме того, особые отделы никто не отменял, а они сопровождали составы, и прекрасно знали, кто что везет.
Перегибы случались
- Значит, все основные трофеи были из Германии. А из других стран что-то брали?
- На территории других стран четко регламентировалось, что считается трофеями, а что нет. В Польше, например, имущество местного населения, общин, городов, трофеем не являлось. Трофей на территории пострадавших от фашизма стран — только то, что использовалось немцами, немецкими фабрикантами, например. Это оборудование вывозилось. Хотя споры все равно были: поляки все время возражали, доказывая, что это их, хитрили: быстренько вешали на немецкий заводик табличку, мол, это собственность Польши.
Но были случаи самоуправства и откровенные перегибы, за которые виновных наказывали. Недавно рассекречено постановление ГКО СССР «О незаконных фактах использования трофейного имущества» от 1 декабря 1944 года. В нем говорится о произволе ряда военачальников. Так, начальник тыла РККА генерал армии А.В.Хрулев без согласования с высшим командованием и руководством страны распорядился вывезти из Румынии 300 вагонов мебели, музыкальных инструментов и другого имущества, а потом вместе с начальником Главного Интендантского управления генерал-полковником П.И.Драчевым. «вместо того, чтобы позаботиться об обеспечении мебелью нуждающихся офицеров и генералов и организованно выдать им эту мебель из трофейного имущества, начали самовольно, в виде подачек, раздавать мебель и даже продавать ее по завышенным и никем не утвержденным ценам». Причем, вырученные таким образом деньги не клались в личный карман, а исправно вносились в казну. Но оба генерала заработали по строгому выговору. Командующий 4-м Украинским фронтом генерал армии И.Е.Петров «отправил в тыл без ведома правительства один вагон мебели для своих личных нужд, одну лошадь для т. Ворошилова, 4 радиоприемника для Секретариата т. Ворошилова и 6 радиоприемников для работников Генштаба». Были и другие случаи. Многие с должностей тогда полетели, получили выговоры за самоуправство. С этого момента всё «трофейное имущество берется под охрану Военными советами фронтов и армий, а использование его и отправка в тыл страны производится по решению Совнаркома СССР». В этом же постановлении, кстати, впервые определен порядок отправки домой личных трофеев в виде посылок с фронта.
- А что за трофейный скандал вокруг Жукова был?
- Знаю, к чему Ваш вопрос. Уж очень любят наши либералы, вслед за предателем Резуном-Суворовым пройтись с благородным негодованием по легендарному маршалу Георгию Жукову, обвиненному в стяжательстве за «вагоны вывезенных трофеев» и сосланному в 1946 г. в Одесский, а затем, в 1948 г., в Уральский военный округ, вспомнить арестованных и осужденных по тому же «трофейному делу» (и полностью реабилитированных в 1953 г.) его друзей и соратников - Члена Военного Совета 1-го Белорусского фронта, а затем Группы Советских Оккупационных Войск в Германии генерал-лейтенанта К.Ф.Телегина, командира корпуса Героя Советского Союза генерал-лейтенанта В.В.Крюкова и его жену певицу Лидию Русланову. Хотя и вынуждены признать, что это всё - «дела политические», со множеством подтасовок, но, де, «дыма без огня не бывает», и вот уже Герой - не герой, а «мародер и морально разложившийся тип». И однажды приклеенный «ярлык» перечеркивает все подвиги и былые заслуги… А если разобраться, то и Русланова приобретала всё абсолютно законно на свои немалые гонорары и сбережения. И документы на покупки имелись, но следователей они не интересовали. И трофейные музыкальные инструменты, и другие предметы «культпросветназначения», обнаруженные на даче Жукова, были предназначены для офицерских клубов и складированы там до поры до времени, так как клубы эти, в большинстве своем разрушенные во время войны, еще предстояло заново отстроить и восстановить… Разумеется, что-то он приобрел лично для себя на свою маршальскую зарплату, что законом никак не воспрещалось. Известно, что В.С.Абакумов копал под Жукова и пытался получить компромат на него через ближайших соратников, а «барахлишко» было только поводом. Так, во время следствия из генерала Крюкова пытками выбивали признательные показания, что Жуков противопоставлял себя Сталину и готовил против него заговор. Фабриковалось громкое политическое дело. Это установила Военная коллегия Верховного Суда СССР, в июле 1953 г. полностью оправдавшая Крюкова, Телегина и других «за отсутствием состава преступления», им были возвращены все награды. Этот факт давно известен. Но наши либералы, признавая реабилитацию жертв сталинских репрессий, почему-то отказывают в том же самом советским генералам Победы…
Поляки хотели подзаработать
- А как к личным трофеям наших бойцов местные жители относились?
- В разных странах все было по-разному. Многие сами приторговывали, меняли вещи на еду. Но можно ли считать это «трофеями»? Есть интересный документ о том, как поляки одной деревни пожаловались на наших военнослужащих. Мол, после того, как наши офицеры и генералы во время штабных учений ночевали в домах местных жителей, оттуда пропало 1200 кг картошки, 600 кг клевера, 900 кг сена, 520 кг ячменя, 300 кг овса, 200 кг соломы, 7 ульев, пальто, сапоги, женские юбки и кофточки. Идет расследование инцидента, у войск, которые уже ушли вперед, ничего из перечисленного в жалобе не обнаруживают, а поляки начинают путаться в показаниях: то одно украли, то другое, то были сапоги, то не было, то украли не картошку, а мед из ульев. И в конце концов сознаются: не было воровства. Просто зная о том, что есть соответствующий приказ, в котором говорится — если кто-то из гражданского населения пострадал от действий наших военнослужащих, ущерб должен быть возмещен, ребята просто решили подзаработать. Их потом привлекли за клевету на Красную Армию.
С немцами все по-другому: их собственная пропаганда так сильно запугала, что они ожидали от русских гораздо худшего к себе отношения, чем оказалось на самом деле. И жалоб было мало… При этом нужно учитывать, что на наших бойцов сваливали все противоправные действия, независимо от того, кто их совершал. Ведь там кого только не было — и переодетые в красноармейскую форму диверсанты, и дезертиры, и репатрианты всех национальностей - освобожденные военнопленные и восточные рабочие, которые мстили немцам за все свои унижения, активно грабили и мародерили. Последние вызывали особенную тревогу у немцев, которые просили наши комендатуры поскорее избавить населенные пункты от этой публики, искали защиты от репатриантов у советских войск.
«Англичане вывозили добро кораблями»
- А у союзников нечто подобное было?
- У немцев больше претензий по этому поводу было как раз к союзникам. Грабили они бесконтрольно. Вывозили кораблями то же оборудование для своего личного бизнеса. Есть интересные документы на эту тему. И дневник Осмара Уайта, австралийского военного корреспондента: «Победа подразумевала право на трофеи. Победители отбирали у врага все, что им нравилось: выпивку, сигары, фотоаппараты, бинокли, пистолеты, охотничьи ружья, декоративные мечи и кинжалы, серебряные украшения, посуду, меха. Этот вид грабежа назывался «освобождением» или «взятием сувениров». Военная полиция не обращала на это внимания до той поры, пока хищные освободители (обычно солдаты вспомогательных частей и транспортники) не начали красть дорогие машины, антикварную мебель, радиоприемники, инструменты и другое промышленное оборудование и придумывать хитрые методы контрабандной доставки краденого на побережье с тем, чтобы потом переправить это в Англию. Только после окончания боев, когда грабеж превратился в организованный криминальный рэкет, военное командование вмешалось и установило закон и порядок. До того солдаты брали, что хотели, и немцам при этом приходилось несладко...»
- В Европе нас часто обвиняют в этом?
- Конечно! Всегда обвиняли. Но самая вакханалия началась после развала Советского Союза. Те публикации, которые в годы «холодной войны» выходили на эту тему на Западе, стали перепечатывать наши «свободолюбивые» СМИ, а потом и выпускать отдельными изданиями, массовыми тиражами. Кстати, в книжках наших бывших союзников по Антигитлеровской коалиции встречаются совершенно расистские определения, которые использовало против нас ещё Министерство пропаганды Геббельса: «дикие азиатские орды большевиков-недочеловеков». Про свои корабли, груженные немецким добром, предпочитают не вспоминать.
«Мы здесь не похожи на фрицев, бывших в Краснодаре — никто не грабит и не берет ничего у населения, но это наши законные трофеи, взятые или в столичном Берлинском магазине и складе, или найденные распотрошенные чемоданы тех, кто давал «стрекача» из Берлина».
Из письма старшины В.В.Сырлицына своей жене. Июнь 1945 г.
«Этим приказом проявлена большая забота товарища Сталина о воинах и восстанавливается справедливость. Мы будем посылать на родину то, что немцы награбили у нас и нажили за счет труда наших людей, угнанных на немецкую каторгу».
Из письма красноармейца Бурака. 1 февраля 1945 г.
«…Если б была возможность, можно б было выслать чудесные посылки их трофейных вещей. Есть кое-что. Это бы нашим разутым и раздетым. Какие города я видела, каких мужчин и женщин. И глядя на них, тобой овладевает такое зло, такая ненависть! Гуляют, любят, живут, а их идешь и освобождаешь. Они же смеются над русскими - "Швайн!" Да, да! Сволочи... Не люблю никого, кроме СССР, кроме тех народов, кои живут у нас. Не верю ни в какие дружбы с поляками и прочими литовцами...»
Из письма красноармейца Г. Ярцевой. 24 февраля 1945 г.
«Придавая исключительно важное политическое значение мероприятию по приему и доставке на родину посылок от бойцов и офицеров, Государственный Комитет Обороны СССР постановлением за №7777-С от 10 марта 1945 г. разрешил:
Отпускать бесплатно из складов частей хорошо исполняющим службу красноармейцам, сержантам и офицерам боевых частей, а также раненым, находящимся на излечении в госпиталях фронтов и армий, для отправки на родину трофейные продукты: сахар или кондитерские изделия — 1 кг, мыло — 200 г в месяц и трофейные изделия широкого потребления по 3-5 предметов а месяц из перечисленных наименований:
- Носки — 1 пара
- Чулки — 1 пара
- Перчатки — 1 пара
- Носовые платки — 3 штуки
- Подтяжки — 1 пара
- Дамская обувь — 1 пара
- Дамское белье — 1 комплект
- Помада — 1 тюбик
- Гребни — 1 шт.
- Расчески — 1 шт.
- Головные щетки — 1 шт.
- Бритвы — 1 шт.
- Лезвия — 10 шт.
- Зубные щетки — 1 шт.
- Зубная паста — 1 тюбик
- Детские предметы — 1 вид
- Одеколон — 1 флакон
- Пуговицы — 12 шт.
- Конверты и бумага почтовая — дюжина
- Карандаши простые и химические — 6 шт.»
Из Постановления Военсовета 1-го Белорусского фронта № 034 от 16 марта 1945 г.
«Выдать каждому увольняемому, хорошо исполнявшему службу, в качестве подарка из трофейного имущества под одному какому-либо из нижеуказанных предметов бытового пользования; велосипеду или радиоприемнику, или фотоаппарату, или музыкальному инструменту. Для этого Интенданту Группы выделить:
- Радиоприемников — 30 000
- Велосипедов — 10 000
- Фотоаппаратов — 12 000
- Швейных машин — 2 000.
Разрешить продажу за плату, по ценам, указанным в постановлении ГКО, каждому, подлежащему увольнения:
- Ткани х/б 3 метра
- Ткани шерстяной, суконной или шелковой — 3 метра
и по одному предмету верхней одежды мужской, женской или детской.
Для этого Интенданту Группы выделить из трофейного имущества, имеющегося в наличии на фронтовых, армейских складах и комендатурах:
- Ткани х/б — 675 000 метров
- Ткани шерстяной, суконной или шелковой — 675 000 метров
- Костюмов мужских (пиджак или рубаха верхняя и брюки) — 35 000
- Пальто мужское — 10 000
- Пальто женское — 5 000
- Обуви мужской гражданской — 10 000
- Обуви женской гражданской — 5 000
- Обуви детской — 5 000
- Разных предметов детской одежды — 50 000...
Военсоветам Армий и командирам частей при выдаче подарка и при продаже за плату установить индивидуальный подход к каждому увольняемому, учитывая его заслуги перед Родиной и семейное положение».
Из Постановления Военсовета Группы Советских Оккупационных воск в Германии № 0121 об обеспечении увольняемых по демобилизации красноармейцев и сержантов обмундированием, подарками и о продаже предметов из трофейного имущества. Берлин, 2 июля 1945 г.

http://www.kp.ru/daily/26364/3247648/
Просмотров: 147 | Добавил: Kazancev | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Календарь
«  Май 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Архив записей
Наш опрос
Оцените наш сайт
Всего ответов: 269
Мини-чат
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Г.С.А.  2017 Сделать бесплатный сайт с uCoz