«22 ИЮНЯ –
СКОРБЬ - ПАМЯТЬ -
ИСТОРИЯ»

Суббота, 21.10.2017, 11:16
Приветствую Вас ГостьГлавная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Форма входа
Поиск
Главная » 2015 » Май » 7 » о проблеме незахороненных в годы Великой Отечественной войны останков погибших и "пропавших без вести" солдат и офицеров
17:11
о проблеме незахороненных в годы Великой Отечественной войны останков погибших и "пропавших без вести" солдат и офицеров
ПРИКАЗ
по 926 стрелковому ордена Суворова полку
10.02.45 №026 действующая армия

За период боев с 14.1.45 полк имеет безвозвратные потери рядового, сержантского и офицерского состава, павших смертью храбрых за независимость нашей Родины. Но погребение трупов производится несвоевременно, и хоронятся - где кому вздумается, а на дивизионное кладбище не доставляются, место могил не установлено, что затрудняет установление действительного места похорон погибших военнослужащих. В санитарной роте умерших от ран хоронят на месте дислокации санроты, а не сдают в трофейную команду для доставки на дивизионное кладбище. Начальник трофейной команды младший лейтенант Ходырев вопросом погребения не занимается, отчет по сдаче трупов на дивизионное кладбище и установление места кладбища не представляет, несмотря на неоднократные требования. Собственные вещи погибших в бою офицеров не собираются и не отправляются их родственникам, тем самым нарушают приказ Зам. НКО №023 1944 года. Помощник командира полка по МТО капитан Бродский и начальник ОВС от этого важного вопроса работы самоустранились.

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Капитану Бродскому все трупы военнослужащих погибших в боях против немецких захватчиков с поля боя убирать немедленно и доставлять на дивизионное кладбище. Отчетность о погребении представлять в штаб полка своевременно согласно приказу Зам НКО №023. Вещи погибших офицеров собирать и отправлять их семьям.

2. Командиру санитарной роты капитану м/с Боханову военнослужащих, умерших от ран, сдавать в трофейную команду для доставки на дивизионное кладбище. Категорически запрещаю хоронить трупы умерших от ран в районе дислокации санитарной роты.

3. За халатное отношение к своим прямым обязанностям, за нераспорядительность, за низкую требовательность к подчиненным, за непредставление отчета о погребении военнослужащих погибших в боях - начальника трофейной команды младшего лейтенанта Ходырева отстраняю от занимаемой должности и назначаю командиром стрелкового взвода.

4. За непринятие мер по сбору вещей офицеров, погибших в бою для отправки родственникам - начальнику ОВС старшему лейтенанту а/с Перебейнос объявляю выговор.

Командир 926 стрелкового ордена Суворова полка
майор Смирнов

Начальник штаба 926 стрелкового ордена Суворова полка
майор Чемеринский
оп.142617, д.4, л.27
http://sd250.narod.ru/text/prikaz.html

ВСПОМНИМ О ПАВШИХ…
(о проблеме незахороненных в годы Великой Отечественной войны останков погибших и "пропавших без вести" солдат и офицеров и молодёжной политике)

Сохранение исторической памяти в обществе, забота о культурном наследии предков, воспитание подрастающего поколения в духе любви к родной истории - одно из необходимых условий нормального развития социума.
Великая Отечественная война - одно из наиболее грандиозных событий нашего столетия, оставивших неизгладимый след в истории России и в народной памяти. В нашей стране война вовлекла в свою орбиту десятки миллионов людей: только в армию в 1941 - 1945 гг. было призвано более 30 млн. чел., не меньше было и тружеников тыла, около 70 млн. советских граждан оказались под властью захватчиков на оккупированной территории. Война стала одной из самых ярких и незабываемых страниц в биографии десятков миллионов людей.
За более чем полвека, прошедшие после победоносного окончания великой войны, увидели свет тысячи исторических трудов, книг, статей, мемуаров и других изданий, посвящённых исследованию различных аспектов вооружённой борьбы: стратегии и тактики, масштабов потерь, международных отношений и др. Военная тематика в течение многих лет оставалась заглавной в деятельности не только сотен музеев (как краеведческих, так и специализированных), но и в работе различных обществ, клубов и организаций. К сожалению, над всем этим довлела официальная идеология, избегавшая упоминаний о целом ряде острых проблем, что не только не позволяло донести до народа подлинную правду о войне, но и дискредитировало целые направления исследования истории войны, как в нашей стране, так и за рубежом. Вследствие этого, за глянцем парадной военной истории и помпезностью мемориалов как-то растворился человек - рядовой участник войны, честно вынесший на своих плечах её тяжелый груз.
Ставшие уже почти привычным штампом слова генералиссимуса А.В. Суворова о том, что война не считается законченной, пока не похоронен последний погибших на ней солдат, в нашей стране актуальны до сих пор. Они ещё и ещё раз напоминают о долге нынешних поколений перед павшими, о том долге, который ещё не исполнен.
Наследие, оставленное Великой Отечественной войной чрезвычайно многогранно, и, как это не печально, еще не до конца осмыслено и изучено.
Одна из наиболее значительных проблем военного наследия - это незахороненные останки погибших солдат. Министерство Обороны РФ оценивает только чисто военные потери нашей страны в 8 668 400 человек. Знакомство же с историческими источниками в архивах, интервьюирование местных жителей, проживавших в зоне боевых действий, и опыт многолетних поисковых военно-археологических экспедиций на местах боёв позволяет обоснованно предполагать, что истинная цифра людских потерь выше (например, по данным Центрального Музея Вооружённых Сил РФ, только в 1941 г. из рядов РККА по различным причинам убыло более 11 миллионов человек). Более того, не менее половины всех погибших в Великой Отечественной войне не захоронены надлежащим образом, и до сих пор их останки лежат на полях былых сражений - в чистом поле, в оплывших окопах, воронках, блиндажах, на "ничейной земле" бывшей фронтовой полосы. Их родственники и по сей день не могут ничего узнать о судьбе своих "пропавших без вести" близких.
Наибольшее число "пропавших без вести" советских военнослужащих (которые числятся таковыми и по настоящее время), приходится на начальный период Великой Отечественной войны, в особенности - на 1941 г., когда РККА отступала, неся огромные потери убитыми, ранеными и пленными. За это время советские войска сорок раз значительными силами попадали в окружения, откуда удавалось вырваться немногим. Немецкие источники утверждают, что в 1941 г. в плен попало 3 350 000 советских военнослужащих.
Советские (российские) источники приводят следующие цифры: "Безвозвратные и санитарные потери за шесть месяцев и девять дней 1941 года составили 4 473 820 чел. …, пропало без вести и попало в плен 2 335 500 чел., особенно высок процент (52,2 % общих потерь) пропавших без вести и попавших в плен. Не меньшими были потери и в 1942 году.
Многие командиры и начальники РККА халатно относились к захоронению тел погибших и красноармейцев:

"Директива начальника Главного Управления Политической Пропаганды Красной Армии о наведении порядка в погребении и учете погибших в боях военнослужащих, направленная в войска 16 й армии членом Военного Совета армии.
25 декабря 1941 года
Секретно
Командирам и комиссарам
Направляю Вам для исполнения директиву т. Мехлиса о наведении порядка в погребении и учёте погибших в боях военнослужащих. Факты, изложенные в директиве, нагляднейшим образом подтверждают неправильное и безразличное отношение командиров и комиссаров к своим прямым обязанностям - вовремя и с должными почестями похоронить павших в бою за Родину товарищей.
Приказываю Вам навести порядок в этом деле, исключая всякую возможность повторения подобных фактов.
Член Военного Совета 16 армии
дивизионный комиссар Лобачев

"Главное Политуправление Красной Армии располагает фактами, когда многие командиры и комиссары действующих частей не заботятся о том, чтобы организовать сбор и погребение трупов погибших красноармейцев, командиров и политработников. Нередко трупы погибших в боях с врагом за нашу Родину бойцов не убираются с поля боя по несколько дней, и никто не позаботится, чтобы с воинскими почестями похоронить своих боевых товарищей, даже тогда, когда имеется полная возможность.
Это свидетельствует о том, что многие командиры и комиссары недооценивают политического значения своевременного погребения павших в бою красноармейцев, командиров и политработников и не понимают, что оставление на поле боя трупов погибших товарищей является таким политическим резонансом, который отражается на политико-моральном состоянии бойцов и авторитете командиров и комиссаров. Отмечаются такие случаи, когда погибшие бойцы не имеют при себе красноармейских книжек, а командиры и политработники - удостоверений личности, что затрудняет опознание погибших на поле боя.
Погребение убитых в бою производится часто не в братских могилах, а в окопах, щелях, блиндажах. Индивидуальные и братские могилы не регистрируются, не отмечаются на картах и должным образом не оформляются.
Отдельные комиссары соединений и частей не используют церемоний погребения погибших в бою военнослужащих для мобилизации красноармейских масс на решительную борьбу с немецко-фашистскими захватчиками.
Для воспитания в бойцах ненависти к врагу и стремления отомстить ему за смерть своих товарищей, в целях ликвидации безответственного отношения командиров и комиссаров к погребению убитых красноармейцев, комиссаров и политработников
Приказываю
1. Сбор трупов погибших красноармейцев, командиров и политработников производить сразу же после боя, тщательно просматривая местность. Для этой цели выделить за счет тылов специальные команды и соответствующий транспорт для перевозки трупов к месту погребения.
Перед похоронами старшим команд по сбору трупов составлять списки подлежащих погребению по документам, обнаруженным при убитом, и представлять эти списки в штаб своей части.
2. Погибших в бою с немецко-фашистскими захватчиками красноармейцев, командиров и политработников хоронить в братских могилах немедленно после их доставки на отведенные для похорон участки. На могиле насыпать холм и сооружать пирамиду, а само погребение сопровождать установленными воинскими почестями.
3. Принять все меры к тому, чтобы каждый красноармеец имел красноармейскую книжку, как того требует приказ Народного Комиссара Обороны № 330 от 7 октября 1941 года, а командиры и политработники - удостоверение личности установленного образца.
4. Потребовать от командиров, комиссаров и начальников политических органов, чтобы своевременное погребение погибших в боях за нашу Родину стало нерушимым законом для всех частей и соединений Красной Армии.
"Настоящую директиву довести до командиров и комиссаров частей.
Л. Мехлис
Верно: Секретарь Военного Совета 16 армии
старший политрук Моисеенко".

"Заместителям командующих Армий по тылу. Приказ Народного Комиссара Обороны № 138 от 15 марта 1941 г. о персональном учёте потерь и погребении погибшего личного состава Красной Армии в военное время войсками не выполняется. На пути продвижения 133 СД (49 Армия) около д. Льгово с 16 по 22.12.41 г. не были подобраны и погребены 50 трупов бойцов и командиров.
21.12.41 г. после боёв у д. Кресты частями 19 и 34 сбр были оставлены 60 трупов бойцов и командиров, которые в течение 3-х дней не были похоронены.
При уборке этих трупов обнаружено несколько человек замёрзших - раненых. Подобные безобразные случаи имеют место и в других армиях, так как не все командиры и комиссары войсковых частей и соединений уделяют этому дело должного внимания.
Приказываю:
1. Под личную ответственность Заместителей Командующих Армиями по тылу, в соответствии с положением о порядке погребения погибших в боях, организовать в дивизиях (бригадах) команды по розыску трупов и их погребению. В помощь войсковым частям и для очистки армейского района сформировать подвижные команды из состава дорожно-эксплуатационных частей, которые использовать распоряжением армии.
2. Для сбора и похорон трупов немецких солдат и офицеров привлекать местное население. В пунктах большого скопления трупов немецких солдат для взрыва котлованов привлекать команды подрывников или же трупы сжигать. При этом обеспечить сбор обмундирования немецких солдат, его дезинфекцию и сдачу в склады.
Зам. Командующего войсками
Нач. тыла Зап. фронта
Генерал-майор /Виноградов/ П/п Военный Комиссар Управления тыла ЗАПФ
Бригадный комиссар /Иванов/.
Подобная ситуация с захоронением погибших военнослужащих сложилась и в войсках НКВД:
"Приказы НКВД № 28 1940 г. - об учёте личного состава и № 0185 за 1941 г. - о персональном учёте потерь и погребении военнослужащих в военное время войсковыми частями НКВД западного направления забыты и не выполняются. Командиры подразделений надлежащего учёта личного состава не ведут. Как следствие этого не ведётся и учёта безвозвратных и санитарных потерь. Командиры и комиссары частей этому участку работы, имеющему важное политическое значение, внимания не уделяют, командиров подразделений и свои штабы не контролируют, по существу, способствуют созданию неразберихи в учёте личного состава. Многие семьи не извещены о смерти погибших в боях военнослужащих.
Имеет место недопустимая практика направления военнослужащих в другие части без сопроводительных документов, что может повлечь проникновения в наши ряды врагов. Приказываю:
1. К 20.08.41 г. завести в частях и подразделениях списочный учёт личного состава согласно прилагаемых к приказу перечня и форм.
2. Вести строжайший, за каждый прошедший день, учёт безвозвратных и санитарных потерь личного состава… Штабам частей через каждые 3 дня представлять по команде список персональных потерь личного состава по форме № 2 отчётности о потерях.
3. О смерти убитых и умерших от ран военнослужащих извещать их семьи не позднее 5-ти суток со дня смерти и о без вести пропавших не позднее 50-ти и не ранее 45-ти суток. Извещение посылать о лицах начальствующего состава и младшего начальствующего состава сверхсрочной службы непосредственно родственникам, об остальных категориях военнослужащих - через районные военные комиссариаты.
Нач. охр. Войскового тыла
Главного командования
Зап. Направления
Генерал-лейтенант /Соколов/ Военком и нач. политотдела охраны войскового тыла Гл. командования Зап. Направления
Ст. батальонный комиссар /Шевченко/".
Уборка и захоронение трупов погибших советских военнослужащих стала насущной проблемой для немецких оккупационных властей, так как ввиду крупных масштабов данной проблемы остро вставал вопрос о возможности начала эпидемии в тылу Вермахта. Обычно эта проблема решалась путем принудительного привлечения местного населения для сбора и захоронения тел погибших военнослужащих РККА по месту их гибели в естественных или рукотворных углублениях в почве (противотанковые рвы, воронки, окопы, силосные ямы, погреба и т.д.). Если же фронт уходил далеко, и разложение тысяч тел не представляло реально опасности для тыловой инфраструктуры немецкой армии, то сбор и захоронение трупов советских воинов не проводился совсем, а районы недавних кровопролитных боёв, где советские войска потерпели поражение и понесли потери, объявлялись закрытыми для доступа местного населения.
После провала немецкого наступления на Москву зимой 1941-42 гг. (т.н. операция "Тайфун"), проблема захоронения трупов военнослужащих обеих воюющих сторон встала и перед советскими властями. При решении данной задачи мотивация её (предотвращение возможной эпидемии) и способы решения (привлечение местного населения, школьников, студентов) почти совпадали с немецкими. Но более приоритетными задачами для советских органов власти были разминирование, сбор отечественного и трофейного военного имущества, оружия и снаряжения на полях недавних боёв.
Постановление Государственного Комитета Обороны № ГОКО-1517 от 1 апреля 1942 г. "Об уборке трупов вражеских солдат и офицеров и о приведении в санитарное состояние территорий, освобожденных от противника" всю тяжесть работы возложило на местные власти освобожденных районов:
"… 1. Обязать исполкомы областных и местных Советов депутатов трудящихся:
а) организовать из местных граждан специальные команды, силами которых: провести на территории районов сбор и погребение трупов вражеских солдат и офицеров; ликвидировать неприятельские кладбища и отдельные могилы, устроенные противником на площадях и улицах населенных пунктов;
проверять состояние братских могил бойцов и командиров Красной Армии и привести их надлежащий порядок, производя в случае необходимости перезахоронение трупов; провести на территории районов сбор, регистрацию (по имеющимся документам) и погребение трупов гражданского населения и оставшихся незахороненными трупов бойцов и командиров Красной Армии;
б) места для захоронения трупов вражеских солдат и офицеров отводить вдали от населенных пунктов, шоссейных дорог и братских могил бойцов и командиров Красной Армии и гражданского населения.
2. Возложить персональную ответственность на председателей исполкомов областных и местных советов депутатов трудящихся за своевременную и полную уборку трупов на территории районов, за очистку источников водоснабжения и за представление в Центральное Бюро по персональному учету потерь личного состава действующей армии именных списков бойцов и командиров.
………………………………………………………………………………………………………………………………………
5. Сбор, документирование и захоронение трупов бойцов и командиров Красной Армии непосредственно на полях сражения производить войсковым частям порядком, установленным НКО.
6. Начальнику Тыла Красной Армии издать инструкцию по уборке бывших полей сражений". На деле же это постановление в полной мере было выполнить невозможно, так как в освобожденных районах население находилось в крайне плачевном состоянии, а тысячи трупов советских и немецких военнослужащих, гражданских лиц только начинали вытаивать из-под снега и грозили эпидемией в самое ближайшее время. Таким образом, первоочередной задачей становилась просто уборка и захоронение трупов погибших в максимально короткие сроки наличными в освобожденных районах силами. Из-за естественных причин в подавляющем большинстве случаев трупы оставались неопознанными.
2 апреля 1942 г. была утверждена "Инструкция по уборке бывших полей сражений", которая детально расписывала порядок выполнения требований Постановления ГОКО-1517 от 01.04.42 г. и предписывала: "Места для захоронений трупов вражеских солдат и офицеров отводятся вдали от населенных пунктов, шоссейных дорог и мест захоронения командиров, бойцов Красной Армии и гражданского населения.
Для захоронения трупов допускается использование траншей, окопов, воронок и пр. в соответствии с требованием п. 13 настоящей инструкции".
Ветеран Великой Отечественной войны, воевавший в должности командира танка Т-34, Александр Васильевич Бондарь:
"Разменяв девятый десяток, я жалею, что мы и немцы так по-варварски относились друг к другу на войне. Они наших убитых тягачами в болота стаскивали, ну и мы их. У нас могил немецких - раз-два и обчёлся: немножко под Москвой, немножко под Сталинградом. Когда я был в Германии, в Липешенцдорфе, я увидел кладбище русских пленных Первой мировой войны и подумал: "Тогда немцы стояли на более высоком уровне развития. Они понимали: вот пленные, вот они умирают, вот здесь можно хоронить". А немцы Второй мировой войны, охваченные идеями нацизма, уже такими не были. Мы тоже цивилизованностью не отличались - приходили на их полевые кладбища, сносили кресты и шли дальше".
Таким образом, уничтожение захоронений и кладбищ военнослужащих противника в военное и послевоенное время было массовым и обыденным явлением. В соответствии с современным российским законодательством воинские захоронения, неоформленные надлежащим образом, не являются захоронениями юридически, и за их осквернение и разрушение не предусматривается никакой серьезной ответственности.
Проблема незахоронения погибших в бою красноармейцев остро стояла не только в трудные 1941 - 42 гг., но и в последующие годы войны:
"Я считаю вопрос о правильном погребении погибших советских бойцов и командиров вопросом важным, влияющим на боевой дух армии. Немцы крепко учитывают психологическое воздействие на живых солдат соблюдения ритуала погребения и воспринимают его как заботу о человеке даже после его смерти. У нас же наоборот - полное пренебрежение к трупам убитых. По дорогам от г. Каменева Ростовской области до Харькова я немало встречал убитых красноармейцев, трупы которых валялись по 10 - 15 дней на дорогах в грязи, в канавах, в полях.
По этим дорогам проезжают воинские части и наблюдают эту недопустимую картину нашей халатности. Для каждого воина Красной Армии совсем не страшна смерть, по-моему, очень страшно очутиться на месте убитого, брошенного на дороге, как что-то никому не нужное, забытое.
Приходилось очень редко встречать хорошо оформленную могилу на старший командный состав с памятным знаком и надписью от боевых друзей. Что касается красноармейцев, так в лучшем случае составляется акт, и на могилы не ставятся никакие знаки. Считаю, что вопрос обязательного и своевременного захоронения погибших воинов Отечественной войны является одним из важных вопросов агитационного порядка, который отражается на психологии красноармейца. И порядок захоронения и установки памятных знаков на могилах необходимо упорядочить в законодательном виде".
Далеко не все боевые операции Красной Армии закачивались успешно, наши войска несли большие, часто неоправданные потери: сказывалась недостаточная выучка личного состава, плохое командование и другие факторы, порожденные спецификой того времени.
"О второй половине войны рассказывают обычно больше и охотнее. Но мы не должны забывать 41-й, если хотим о войне знать всю правду". "Война не такая, как мы писали о ней. Это горькая штука", - отметил в первые дни войны Константин Симонов.
"Перешли в наступление. Я шел в километре или полутора за нашими боевыми порядками и вдруг увидел поле, усеянное убитыми и ранеными нашими солдатами. Молодые ребята, с гвардейскими значками, в новеньком обмундировании, в гимнастерочках. Немецкий пулеметчик сидел в дзоте и косил наших солдат. Такое вот неумелое преодоление обороны. Солдатики были готовы на все, а командиры не знали, как правильно наступать. Нужно было подтянуть минометы, какую-то артиллерию, подавить этот первый пулемет, но нет, командиры гнали: "Вперед! Вперед!" Это был жаркий день. Помню, сестричка медицинская бегала по полю и кричала: "Ой, люди добрые! Помогите мне! Помогите мне их убрать в тенек!" Я помогал ей перетаскивать раненых. Большинство было в шоковом состоянии, без сознания, и трудно было определить, кто ранен, а кто уже мертвый. Впечатление было очень тяжелое: "Какие мы несем потери, какой кровью достается война!" Потом я уже не видел такого неумелого управления, когда от одного пулемета легла целая поляна людей. Все это издержки первого, оборонительного периода войны, когда мы еще не умели по-настоящему воевать и аж до самого Сталинграда учились этому у немцев. А после Сталинграда нам уже не нужно было учиться, мы уже сами умели".
"В сорок первом, захлебываясь кровью, на ходу учились воевать…" - Многому научились. Научились не ходить в лобовые атаки, а обходить, обтекать противника, брать его в клещи, устраивать ему "котлы". Научились не бояться танков. Научились управлять войсками. Научились проламывать оборону, протыкать её одним страшным по силе ударом в каком-то одном месте, а проткнув, по профессиональному выражению военных, "быстро сматывать её направо и налево". Научились дерзости. Научились добывать победу по возможности меньшей кровью. Научились мастерски решать сложные стратегические задачи. Научились четкому взаимодействию всех родов войск - артиллерия теперь двигалась, не отставая от пехоты и расчищая ей дорогу. Все время помогала наземным войскам авиация".
В послевоенное время о поражениях не поощрялось говорить и тем более писать, в публицистике и исторических трудах господствовало идеологически выдержанное описание побед. Так, были забыты Вяземское окружение, 2-я Ударная Армия (т.н. "власовская"), гибель 33-й Армии генерала М.Г. Ефремова и многие другие не столь победоносные эпизоды особенно первого периода Великой Отечественной войны, стоившие большой крови нашей Армии.
В результате комплекса проведённых мероприятий по переписыванию истории в угоду идеологии и замалчиванию правды о событиях 1941 - 1945 гг. советское государство катком беспамятства пронеслось по солдатским судьбам. Наша военная история стала похожа на лубок: было приказано считать, что советская военная наука - самая передовая в мире, что воевали наши генералы не числом, а умением - "по-суворовски". Было заявлено, что проблемы незахороненных солдат у нас нет (это при том, что как минимум около двух миллионов военнослужащих пропали "без вести", то есть их место последнего успокоения неизвестно). Многие архивные документы периода войны были недоступны для всех исследователей, кроме "своих", которые "правильно" понимали "политику партии" в области военной истории. Именно этим "цензорам" мы обязаны тому, что воспоминания участников Великой Отечественной войны "без купюр" начали издаваться только сейчас но, к сожалению, время уже упущено и многого мы уже никогда не узнаем, так как поколение победителей фашизма неумолимо уходит от нас в силу естественных причин.
"… История Великой Отечественной войны абсолютно неправдивая… Это не история, которая была, а история, которая написана. Она отвечает духу современности. Кого надо прославить, о ком надо умолчать…". "Действительно, многие военные писатели, генералы и маршалы так искажают историю Отечественной войны, что от действительной истории иногда остается лишь общий фон, схема, скелет, а содержание так "состряпано", что зачастую не поймёшь, когда и где это было" (Г.К. Жуков).
Представители нашего военного ведомства очень своеобразно трактуют понятие "честь мундира". Стоит только заострить внимание на огромных потерях начального периода Великой Отечественной войны и других не столь победоносных эпизодах, как сразу раздаются обвинения в очернительстве славного прошлого наших вооружённых сил. Да, ошибки и просчёты признавать тяжело, но необходимо. Но часто вместо этого иные официальные военные историки с пеной у рта и упорством, достойным лучшего применения, пытаются идти против объективных фактов, которые не укладываются в их "схему". Такой подход и породил беспамятство. Из-за него в лесах и болотах до сих пор лежат останки сотен тысяч солдат и офицеров, которые "не вписались" в фальшивую историю Великой Отечественной войны.
Солдат не выбирал, где и под каким командованием служить, он сражался за свою Родину и очень часто безвестно погибал; он - герой, чей подвиг незаслуженно забыт, а прах часто не захоронен как подобает Наиболее характерным и типичным примером "увековечения памяти" погибших воинов в советское время является, вероятно, история 365 стрелковой дивизии 30-й Армии Калининского фронта.
365 СД в 1942 г. попала в окружение и была полностью разбита. Примерно в 1979 г. на местах, где она вела бои, был раскопан блиндаж, в котором оказались останки командира дивизии, комиссара и вся дивизионная документация. Найденные документы были доставлены в ЦАМО и там уничтожены - якобы из-за ветхости. В случае изучения этих бумаг количество "без вести пропавших" могло бы уменьшиться на несколько тысяч человек, но их память чиновники Министерства обороны решили предать забвению. А почему? На этот счет существует несколько предположений.
Сокрытие истинных размеров боевых армейских потерь было выгодно советскому государству в силу ряда причин:
идеологически - большие потери не соответствовали установкам официальной военной истории на передовое советское военное искусство;
экономически - в случае установления имен большого количества "без вести пропавших" солдат и офицеров, их семьям пришлось бы выплачивать компенсацию за потерю кормильца, - по всей стране набежала бы довольно-таки кругленькая сумма. Плюс пришлось бы тратиться на широкомасштабные поисковые работы на огромной территории и погребенье обнаруженных останков большого количества советских военнослужащих (от 1 до 2 млн. чел. только "пропавших без вести").
В этом свете становятся понятны многочисленные факты "пропажи" в военкоматах сданных туда солдатских медальонов, которые в больших количествах обнаруживались во время фрагментарной очистки бывших полей сражений во время и особенно после Великой Отечественной войны. В поисковой среде упорно циркулируют слухи о том, что по линии Министерства обороны в послевоенные годы послужил в военкоматы на местах секретный циркуляр, который прямо предписывал уничтожать найденные на местах бывших боев солдатские медальоны. Источниками этой информации назывались бывшие военкомы, вышедшие на пенсию. В результате, люди в миллионах семей в нашей стране так и не узнали, как и где сложил голову их брат, отец или дед. Такой вот монетой отплатила безличная государственная система солдатам Великой Отечественной, честно выполнившим свой долг перед Родиной. А ведь в то время еще очень многое можно было успеть сделать… Но долг перед павшими не имеет срока давности.
В 1950-е годы через систему военкоматов и Комсомола была предпринята попытка сбора и перезахоронения останков погибших, переноса братских и одиночных могил с целью их укрупнения. Однако материально и организационно эти работы были подкреплены очень слабо, масштабы проблемы не были оценены и осмыслены в должной мере, сроки были определены очень малые. Вследствие этого уровень работ был низок, часто перезахоронение только имитировалось, а в результате всего этого память миллионов погибших была предана забвению на несколько десятилетий, даже большинство официальных захоронений, состоявших на государственном учете, пришло в запустение или за ними ухаживали спустя рукава ради галочки в отчете. Забота о воинских захоронениях и памяти павших была подменена пышными празднествами в дни памятных дат и бездействием под убаюкивающими общественное сознание лозунгами: "Никто не забыт, ничто не забыто", "Памяти павших будьте достойны!", "Имена их неизвестны, подвиг их бессмертен" и др. Были построены помпезные мемориалы, и на этом фоне непогребённые останки сотен тысяч павших бойцов лежали на местах былых боёв всеми забытые (кроме мародёров).
Реальная поисковая работа велась только отдельными энтузиастами или группами энтузиастов при бездействии государственных органов. Ситуация изменилась только в 1987 году, когда прошел первый всероссийский сбор поисковиков в г. Калуге, и поисковое движение было официально признано, - всего лишь через 42 года после окончания Великой Отечественной войны.
Как показывает сложившаяся в поисковом движении практика, единственным способом решения проблемы незахороненных останков погибших воинов является проведение комплекса поисковых работ, включающего в себя следующие основные этапы:
1. Архивные исследования, изучение мемуарной литературы.
2. Сбор воспоминаний жителей территорий, оказавшихся в зоне военных действий в годы Великой Отечественной войны.
3. Полевые военно-археологические экспедиции.
Первый этап предполагает обработку документальных фондов интересующих частей и соединений Красной Армии в Центральном Архиве Министерства Обороны РФ (г. Подольск) и других архивных учреждениях с целью получения конкретной информации о ходе боевых действий на исследуемом участке фронта.
Второй этап - изучение истории Великой Отечественной войны на уровне "исторических реалий" (или "устная история") представляет собой письменное фиксирование и аудио- и видеозапись устных воспоминаний непосредственных участников и свидетелей событий военного времени, их анализ.
Третий этап - "военная археология" - проведение поисковых военно-археологических экспедиций на места боёв с целью поиска и перезахоронения непогребённых останков погибших военнослужащих, обустройства воинских захоронений, восстановления имен, розыска и оповещения родственников, а также постановки на учет обнаруженных неизвестных и незарегистрированных воинских захоронений.
Поисковая работа является наиболее действенным средством реального военно-патриотического воспитания подростков и молодёжи, так как позволяет на деле реализовать идею преемственности поколений через знакомство с наиболее героической и драматичной страницей новейшей истории нашей страны - Великой Отечественной войной.
В настоящее время на молодёжь оказывает свое негативное воздействие ряд внешних факторов:
- пропаганда чуждых "либеральных" ценностей и образа жизни через различные СМИ;
- извращение истории страны;
- коммерциализация всех сторон общественной жизни;
- чрезмерная деидеологизация всех сторон жизни социума.
- и другие.
Всячески пропагандируется чрезмерный индивидуализм, культ личной наживы любыми средствами. В силу этого молодёжь социально дезориентирована, не имеет четких идеологических установок и может стать лёгкой добычей деструктивных политических сил, что наглядно показала "оранжевая революция" на Украине. Созданные "сверху" молодёжные движения типа "Идущие вместе", "Наши", как и молодёжные организации различных политических партий не имеют реальной опоры в молодёжной среде, так как не ставят своей целью поднятие и решение насущных для молодых людей проблем. Это только узкая PR-акция с хорошим финансированием. По сути, "Наши" и им подобные висят в воздухе.
Основой для исправления ситуации в молодёжной среде может быть только опора на национальные традиции народов России и здоровые силы, самостоятельно сформировавшиеся в общественные организации и клубы различного толка, основой работы которых являются деятельный патриотизм и общественная польза. В общем, молодёжи нужно дать конкретное "дело", которое станет объединяющим фактором и противовесом деструктивному влиянию. Для этого не нужно искать что-то за морем и изобретать очередные нежизнеспособные структуры. Достаточно изучить молодёжные проблемы (с учетом национальной и региональной специфики) и в государственном масштабе поддержать здоровые силы в лице сложившихся молодёжных организаций различной направленности, то есть проблему нужно решать "снизу вверх" на основе сложившихся реалий в молодёжной среде. Как пример можно привести поисковое движение.
В нашей стране нет такой семьи, которой так или иначе не коснулась бы Великая Отечественная война. Цена Победы была очень велика, миллионы граждан нашей Родины сложили головы в тяжелейшей борьбе с сильным и жестоким агрессором. Одной из наиболее крупных проблем военного наследия в наши дни является массовое наличие на бывших полях боёв незахороненных останков и неизвестных захоронений павших в 1941 - 1945 гг. воинов. Именно эту проблему на добровольной основе решает поисковое движение.
До распада СССР поисковое движение существовало с 1987 г. под эгидой ВЛКСМ, после 1991 г. - оно сохранилось и вело реальную работу по увековечению памяти погибших при защите Отечества, в то время как большинство других молодёжных движений, находившихся под контролем Комсомола, прекратило свое существование вместе с ним.
После распада СССР советская система военно-патриотического воспитания была разрушена, но вместо неё не было создано ничего нового. Оставшись без поддержки государства, большинство детских и подростковых клубов прекратили свое существование. Молодёжь оказалась предоставленной самой себе в переломный момент истории страны.
В настоящее время поисковое движение - одно из немногих реально существующих молодёжных общественных движений в Российской Федерации. Оно фактически состоялось без участия государства, являясь ярким примером патриотической инициативы "снизу", и существует на принципе добровольности, является образцом действенного военно-патриотического воспитания подростков и молодёжи на базе конкретного общественно полезного труда по увековечению памяти павших на полях боёв Великой отечественной войны. Основная цель поисковой работы - увековечение памяти погибших при защите Отечества, то есть поиск и достойное перезахоронение непогребённых в годы войны останков погибших и "без вести пропавших" воинов, установление их имен, поиск и оповещение родственников, внесение дополнений в Книгу Памяти.
За последние годы региональные общественные поисковые объединения провели десятки военно-археологических экспедиций на местах боёв Великой Отечественной войны, где потери наших войск были особенно велики: сотни тысяч павших солдат и офицеров до сих пор числятся "пропавшими без вести", их останки не захоронены как подобает. В результате поисковых работ были найдены и торжественно перезахоронены непогребённые в годы Великой Отечественной войны останки тысяч павших воинов, установлены сотни имён, найдены родственники. Эффективность работы поисковиков с каждым годом повышается, в работе поисковых формирований все более широкое участие принимает молодёжь. Именно из-за социальной востребованности поисковое движение во многих регионах стало основой для воссоздания системы военно-патриотического воспитания.
Именно это патриотическое движение на практике является основным реализатором Закона РФ "Об увековечении памяти погибших при защите Отечества". При разумном подходе со стороны профильных государственных органов поисковое дело - мощный инструмент государственной молодёжной политики. Опыт реальной поисковой работы позволил поисковым общественным объединениям, ставшими уже профессиональными, создать уникальную методическую базу. У государственных структур нет специалистов в этой специфической области, как нет и четкого понимания важности поисковой работы для военно-патриотического воспитания молодёжи и общества в целом. Работа общественных объединений, в конечном итоге, обходится государству значительно дешевле ввиду её добровольного характера. Раздававшиеся ещё не так давно необъективные заявления некоторых высокопоставленных чиновников, что основная задача общественных поисковых объединений к 60 летию Победы - найти и захоронить всех непогребённых в годы войны солдат и офицеров нашей армии, - свидетельствует об их неосведомлённости о реальных масштабах проблемы незахороненных останков павших в годы Великой отечественной войны. Любому человеку, кто хотя бы один раз побывал на бывших полях боёв, очевидно, что работы поисковикам хватит ещё не на одно десятилетие.
Погибший в фашистском плену боец С.М. Крутов, оставил такую записку - послание последующим поколениям: "Дорогие русские люди, соотечественники. Не забывайте нас… Кто после нас будет живой, пускай помнят, что люди боролись за свою Родину, любили её как мать. Мы непобедимы!".
Печально, но в настоящее время в силу ряда причин ситуация в поисковом движении близка к его развалу "сверху". Это сродни запрещению любить свою Родину и чтить память предков, а отлучение общественных организаций от поисковой работы на практике:
1) отдаёт поля боёв Великой Отечественной войны, обильно политые кровью защитников Родины, во власть мародёрам, для которых нет ничего святого;
2) разрушает сложившуюся систему военно-патриотического воспитания подростков и молодёжи, лишая подрастающее поколение возможности работать на благо общества;
3) означает забвение памяти павших в борьбе с фашизмом;
4) не способствует становлению гражданского общества и социально ориентированному сотрудничеству между общественными и государственными структурами;
5) ставит все закона одно из крупнейших направлений государственной молодёжной политики;
6) противоречит государственной политике на подъём патриотизма и историческим традициям народов России;
7) рвёт преемственность поколения победителей фашизма и современной молодёжи.

Поиск - задача государственная и общенародная, а для военно-патриотического воспитания молодёжи нет более действенного примера и области практического приложения сил, чем Великая Отечественная война. Решение проблемы незахороненных в годы войны останков солдат и офицеров является общенародным делом, и успех в нём возможен только в случае активного партнёрства общественных и государственных структур. Необходимо поддержать поисковое молодёжное общественное движение и помочь ему занять достойное место в нашем обществе. Мы считаем наше дело - делом чести, делом государственного и общественного престижа, долгом перед павшими.
Директор Региональной общественной организации "Историко-культурный поисковый центр "Обелиск", член Общественного совета ЦФО В.Н. Петров,

источник
http://journal.oscfo.ru/nomera/7/vspomnim_o_pavshih/
Просмотров: 1211 | Добавил: Kazancev | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Календарь
«  Май 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Архив записей
Наш опрос
Оцените наш сайт
Всего ответов: 269
Мини-чат
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Г.С.А.  2017 Сделать бесплатный сайт с uCoz